girniy.ru 1 2 ... 7 8

Августин Аврелий. Исповедь

Избранные главы о пути к вере


-------------------------------------------------------------

Библиотека Института философии Росийской Академии Наук

http://www.philosophy.ru/library/catalog.html

-------------------------------------------------------------


Книга первая

VII.




11. Услыши, Господи! Горе грехам людским. И человек говорит это, и Ты

жалеешь его, ибо Ты создал его, но греха в нем не создал. Кто напомнит мне о

грехе младенчества моего? Никто ведь не чист от греха перед Тобой, даже

младенец, жизни которого на земле один день. Кто мне напомнит? Какой-нибудь

малютка, в котором я увижу то, чего не помню в себе?

Итак, чем же грешил я тогда? Тем, что, плача, тянулся к груди? Если я

поступлю так сейчас и, разинув рот, потянусь не то, что к груди, а к пище,

подходящей моему возрасту, то меня по всей справедливости осмеют и выбранят.

И тогда, следовательно, я заслуживал брани, но так как я не мог понять

бранившего, то было и не принято и не разумно бранить меня. С возрастом мы

искореняем и отбрасываем такие привычки. Я не видел сведущего человека,

который, подчищая растение, выбрасывал бы хорошие ветви. Хорошо ли, однако,

было даже для своего возраста с плачем добиваться даже того, что дано было

бы ко вреду? жестоко негодовать на людей неподвластных, свободных и старших,

в том числе и на родителей своих, стараться по мере сил избить людей

разумных, не повинующихся по первому требованию потому, что они не слушались

приказаний, послушаться которых было бы губительно? Младенцы невинны по

своей телесной слабости, а не по душе своей. Я видел и наблюдал ревновавшего

малютку: он еще не говорил, но бледный, с горечью смотрел на своего

молочного брата. Кто не знает таких примеров? Матери и кормилицы говорят,

что они искупают это, не знаю какими средствами. Может быть, и это

невинность, при источнике молока, щедро изливающемся и преизбыточном, не

выносить товарища, совершенно беспомощного, живущего одной только этой

пищей? Все эти явления кротко терпят не потому, чтобы они были ничтожны или

маловажны, а потому, что с годами это пройдет. И Ты подтверждаешь это тем,

что то же самое нельзя видеть спокойно в возрасте более старшем.

12. Господи Боже мой, это Ты дал младенцу жизнь и тело, которое

снабдил, как мы видим, чувствами, крепко соединил его члены, украсил его и

вложил присущее всякому живому существу стремление к полноте и сохранности

жизни. Ты велишь мне восхвалять Тебя за это, "исповедовать Тебя и воспевать

имя Твое, Всевышний", ибо Ты был бы всемогущим и благим, если бы сделал

только это, чего не мог сделать никто, кроме Тебя; Единственный, от Которого

всякая мера, Прекраснейший, Который все делаешь прекрасным и все

упорядочиваешь по закону Своему. Этот возраст. Господи, о котором я не

помню, что я жил, относительно которого полагаюсь на других, и в котором,

как я догадываюсь по другим младенцам, я как-то действовал, мне не хочется,

несмотря на весьма справедливые догадки мои, причислять к этой моей жизни,

которой я живу в этом мире. В том, что касается полноты моего забвения,

период этот равен тому, который я провел в материнском чреве. И если "я

зачат в беззаконии, и во грехах питала меня мать моя во чреве", то где, Боже

мой, где. Господи, я, раб Твой, где или когда был невинным? Нет, я пропускаю

это время; и что мне до него, когда я не могу отыскать никаких следов его?


XII.




19. В детстве моем, которое внушало меньше опасностей, чем юность, я не

любил занятий и терпеть не мог, чтобы меня к ним принуждали; меня тем не

менее принуждали, и это было хорошо для меня, но сам я делал нехорошо; если

бы меня не заставляли, я бы не учился. Никто ничего не делает хорошо, если

это против воли, даже если человек делает что-то хорошее. И те, кто

принуждали меня, поступали нехорошо, а хорошо это оказалось для меня по

Твоей воле, Господи. Они ведь только и думали, чтобы я приложил то, чему

меня заставляли учиться, к насыщению ненасытной жажды нищего богатства и

позорной славы. Ты же, "у Которого сочтены волосы наши", пользовался, на

пользу мою, заблуждением всех настаивавших, чтобы я учился, а моим

собственным - неохотой к учению, Ты пользовался для наказания моего,

которого я вполне заслуживал, я, маленький мальчик и великий грешник. Так

через поступавших нехорошо Ты благодетельствовал мне и за мои собственные

грехи справедливо воздавал мне. Ты повелел ведь - и так и есть - чтобы

всякая неупорядоченная душа сама в себе несла свое наказание.



следующая страница >>