girniy.ru 1 2 3

Влияния



Это верно. Я считаю, нам следует подниматься, когда мы зачитываем Его Слово. Как вы считаете? [Собрание говорит: "Аминь".—Ред.] Так что давайте на минутку поднимемся, когда будем читать Его Слово. К сегодняшнему уроку по Писанию я прочту место, которое находится в Книге Исайи, 6-я глава. Слушайте внимательно.

В дни смерти царя Озии видел я Господа, сидящего на престоле высоком... превознесённом, и края риз Его наполняли весь храм.

Вокруг Него стояли Серафимы; у каждого из них по шести крыл: двумя закрывал каждый лицо своё, и двумя закрывал ноги свои, и двумя летал.

И взывали они друг ко другу и говорили: Свят, Свят, Свят Господь Бог Саваоф! вся земля полна славы Его!

И поколебались верхи врат от гласа восклицающих, и дом наполнился курениями.

И сказал я: горе мне! погиб я! ибо я человек с нечистыми устами, и живу среди народа также с нечистыми устами, — и глаза мои видели Царя, Господа Саваофа.

Тогда прилетел ко мне один из Серафимов, и в руке у него горящий уголь, который он взял клещами с жертвенника.

И коснулся уст моих и сказал: вот, это коснулось уст твоих... беззаконие твоё удалено от тебя, и грех твой очищен.

И услышал я голос Господа, говорящего: кого Мне послать? и кто пойдёт для Нас? И я сказал: вот я, пошли меня.

2 Давайте склоним сейчас головы.

3 Отец, "горе", — мы чувствуем себя таким же образом, как чувствовал Исайя: "Горе нам! Ибо глаза наши видели Царя, Господа Славы". Мы благодарим Тебя, Господь, что сегодня есть очищающий процесс, который не только уст наших может коснуться, но наших сердец и наших душ и очистить нас от всякой нашей нечистоты. Ибо истинно это так — мы живём среди людей с нечистыми устами, и наши уста нечисты также. Мы молим, чтобы величественный Святой Дух пришёл и коснулся наших уст и наших сердец помазанием, Огнём Святого Духа с Божьего жертвенника, и очистил нас от всего нашего неверия и сомнений, чтобы Ему можно было войти и устроить Своё место обитания у нас. Потому что мы любим Его, и мы обожаем Его, и мы поклоняемся Ему. Мы молим, Отче, сегодня вечером, если здесь есть кто-нибудь не переживший ещё того очищающего прикосновения величественного Святого Духа, Божьего Огня, чтобы сегодня вечером в них совершился этот труд ради Царствия Божьего. Мы просим это во Имя Иисуса. Аминь.


Можете садиться.

4 Теперь, я... постараюсь убраться пораньше. Я не хочу, чтобы вы пропустили воскресную проповедь. Вот, не страшно, если вы пропустите рабочий день, вы не много потеряете; но задержит вас до девяти тридцати или как-то так, как-нибудь вечером. Но, что бы вы ни делали, не пропустите воскресную проповедь.

Так вот, сегодняшняя моя тема: Влияния.

5 Мы захотим прочесть эту историю, нам следует обратиться ко Второй Паралипоменон, 26-я глава, и вы можете это прочесть. Этот Озия был пастушком. И его, — говорится нам во Второй Паралипоменон 26, — его помазали в цари в возрасте шестнадцати лет. И отец Озии — благочестивый человек. И этот муж, имея благочестивых родителей, был хорошим человеком — "он делал угодное в очах Господа". Так вот, мы видим, что обычно...

6 Я—я считаю, сегодня, наша серьёзная проблема, в том, что у нас считается преступностью среди несовершеннолетних — это преступность среди родителей, преступность в семье. Наш—наш народ отступил от тех вещей, которых они—они должны были держаться. Церковь стала тепловатой или холодной, и дети ушли в мир.

7 Так вот, Голливуд выпускает кучу фильмов, и—и телепрограмм, и так далее, которые даже не прошли цензуру, где сквернословят и—и—и упоминают Божье Имя всуе. А—а раньше считалось неправильным: детям в церквах святости ходить в—в—в кинематограф или кино, а сатана сейчас обошёл одним прыжком, доставив это прямо в дом, в виде телевидения, и, к тому же, которое не проходит цензуру, и—и так далее. И это манера сатаны — входить постепенно.

8 Подобно как с катанием на санках в старину. Многие из вас не помнят этого, потому что вы слишком молоды. Было такое развлечение для детей: садишься на свои санки и просто катаешься, катаешься. Была какая-нибудь ямка, спуск вниз, и все подзадоривали друг друга, кто подъедет к нему ближе всех. И через какое-то время, прежде чем ты это поймёшь [Брат Бранхам щёлкает пальцем.—Ред.], ты и ушёл вниз.


9 Вот каким является грех. Не шутите с ним. Смотрите не за тем, как близко вы сможете к нему подойти. Смотрите за тем, насколько далеко вы сможете от него держаться. Понимаете? Не рискуйте. Если станете рисковать... Я не хочу никакого риска.

10 Рассказывали, один старый шотландец однажды собирался переправиться через гору. И экипажи ждали, каждый хотел его перевезти. Он сказал: "Я хочу, чтобы меня взял самый лучший возница".

11 Кто-то из них сказал: "Ну, я смогу проехать галопом своими шестью лошадьми не далее—не далее чем за десять дюймов от той кромки вокруг той горы". Упасть — это смерть. Сказал: "Я достаточно умелый возница, чтобы безопасно проехать своими лошадьми там, на расстоянии десяти дюймов от моих колёс, и не упасть".

12 Другой сказал: "Я могу ещё лучше. Я смогу проехать на расстоянии шести дюймов или четырёх дюймов, и не упаду".

Он сказал: "А вы что, сэр?"

13 Сказал: "Ну, я не знаю. Мне не нравится так делать. Я—я просто держусь того края, где гора".

Он сказал: "Вы повезёте меня". Это верно. Вот это был тот, что надо.

14 Дело не в том, как близко вы сможете подступить, и как хорошо, по вашему мнению, вы защищены — держитесь от греха как можно дальше. Просто отойдите насколько возможно дальше. Скажете: "Ну, я могу это делать. Ничего страшного, если сделаю это". Что ж, если в вашем разуме есть вопрос, не делайте этого вовсе. Везде, где имеется какой-то вопрос — держитесь от этого подальше. Тогда, понимаете, тогда вы полностью будете жить верою, если нет вопросов. Если же имеется какой-то вопрос — то оставьте это, вообще не приближайтесь к этому.

15 И я считаю, что, нередко причина именно в родителях, которые отступают. Знаю, что иной раз это школы и всё прочее. И воскресная школа в воскресенье утром где-то полчаса или час, а всю остальную неделю детьми занимается мир, и впихивает в них больше, чем учительница. И частенько, слишком часто у учительницы имеется какой-нибудь ежеквартальник, по которому она учит, пока она красит губы и укладывает волосы, пусть дети стараются как могут.


16 И потом дома они вообще не получают никакого Христианского воспитания. Мама где-то играет в карты, а папа там в боулинг-клубе, а—а сестрица катается с кем-то на автомобиле с форсированным движком. И вот вам, пожалуйста, видите. К чему, куда мы—куда мы катимся? Вы просто, это просто... Это ужасно. А потом мы видим, что всё это вместе. Сынок гоняет вверх-вниз по улице на своём мотоцикле. И, о-о, кто-то из них там играет в гольф, а другие играют в бильярд, и это просто что-то для развлечения. А церковь этому потворствует.

17 Потом, часто бывает, у них там есть совет; если тот пастор случаем чуть коснётся линии, которая как бы немного противоречит или что-нибудь об этом скажет — тот совет поднимет вопрос о нём, его фамилию отправят в головное управление, и его отлучат. Так что, видите, это стало источником заработка вместо помазанного служителя — проповедовать Евангелие. Понимаете? Это верно. Это становится чем-то желанным для них. Это—это источник прибыли. Им нужно оставаться там, чтобы хорошо платили. Послушай-ка, брат, да смилуется Бог над человеком, который продаст своё первородство за это. Послушайте!

18 Нам нужен муж, который будет обращаться с Евангелием голыми руками, не в каких-то деноминационных перчатках. Просто выкладывай его там таким образом, как оно написано, и—и пусть щепки летят куда угодно. "Подходят туфли, — говорила мама, — носи их". Сказала: "Не стриги кукурузу". Итак, у нас есть то, что нам следует слушать.

19 Так вот, этот царь, Озия, будучи таким замечательным ребёнком. У него был благочестивый отец. Его мать происходила из Иерусалима, и благочестивый отец, бывший царём до него, и в того паренька было вложено такое учение.

20 Я ни демократ, ни республиканец. Я отдал только один голос, и он был за Христа. И Он—Он... я выиграю с Этим.

21 Так вот, я—я считаю, величайшим президентом, бывшим когда-либо у нас, был Авраам Линкольн. Не оттого, что он тоже был кентуккийцем, но это потому, что человек поднялся из ничего. И все книги, имевшиеся у того человека, — с того времени, как он был мальчиком, до зрелого возраста, почти что, — это были Библия и—и Путешествие Пилигрима Буньяна. Видите, это сформировало в нём (кого?) того "честного Аба". Ему... То, что вы читаете, что вы делаете, формирует ваш характер. Оно—оно говорит о том, кто вы. И теперь, понимаете, он прочёл то место, где "если ты сделал неправильно — поплатишься за это; если ты поступил правильно — Бог это почтит", — и это сформировало из него того, кем он стал. И его мать тоже была благочестивой женщиной. Он сказал: "Если кому и нужно воздать должное, так это благочестивой матери", — правильно вырастившей его. Так вот, это произвело, по моему мнению, я сказал бы, по крайней мере единственного, если не величайшего, президента, который был у нас. Он поднялся из ничего, и Бог сделал его президентом, потому что он был честным человеком и порядочным человеком.


22 Так вот, мы видим, что этот паренёк был таким же. Имея этих благочестивых родителей, он поступал правильно. Когда его поставили на царство, и тогда как ему было шестнадцать лет, он игнорировал всю политику и популярные мнения своего дня и служил Богу с почтением. Это сделало его настоящим царём. Проигнорировать политику и современное мнение и служить Богу с почтением — это было очень хорошо. Его царство, — Бог благословил его, — было таким великим, что уступало только Соломонову. А у Соломона было величайшее из всех; но этот юноша уступал только Соломону, в своём царстве.

23 Это было серьёзной помощью для молодого пророка Исайи, и поскольку он в то время был ещё ребёнком, только подрастал. Родившись пророком, он наблюдал за влиянием, которое этот человек оказывал на людей; и видел, откуда происходило его влияние — за то, что он твёрдо доверился Богу. И имел... Он заметил, опять же, Исайя — как Бог будет благословлять тех, кто будет верен Божьему Слову.

24 Теперь, мы понимаем, что этот молодой человек желал держаться принципов того, что сказал Бог. Он соблюдал Его законы. Озия не уклонялся вправо или влево. Он твёрдо держался сказанного в Слове, и Бог почтил его и благословил его во всём, что он предпринимал — имел успех, продвигался вперёд. Какой—какой это пример для любого молодого человека!

25 Я считаю, если бы люди у нас сегодня, наши церкви, утверждающие, что они Христиане, если бы они воздерживались от мирских вещей и жили такого рода жизнью, это вдохновляло бы молодых Христиан поступать таким образом. Но, сегодня, когда они не оправдывают ожиданий, и пьют, и курят, и паясничают, и по-прежнему пытаются придерживаться своего Христианского исповедания, это кладёт пагубный камень преткновения на пути у других людей, и из-за этого очень нелегко.

26 Помните, в Библии сказано: "Вы живые, начертанные письма, читаемые всеми людьми". Так вот, многие и не прочтут Библию, но Бог сделал вас живым представителем. Вы — ходячее письмо, должны быть ходячей Библией, Христос в вас. Вы должны быть ходячим Словом Божьим. А если вы исповедуете, что вы Христианин, и не являетесь этим, ваше влияние, ваш... То, какое влияние вы оказываете, принудит вас держать ответ за многие души, которые вы отвратили от Христа, в тот День Суда.


27 Я считаю, нам сегодня надлежит задуматься об этом, потому что каждому мужчине, женщине, юноше и девушке известно, что вы придёте на Суд. Можно избежать этого, того или другого. Можно обойти закон с подоходным налогом, и можно выкрутиться с Налоговой инспекцией. Можно сделать то или другое. Можно превысить скорость, и полицейские вас не поймают. Но однажды Суд настигнет вас. Это несомненно!

28 "И мы знаем, что человеку положено умереть, а после этого Суд". Смерть — это нетрудно. Плохо то, что после смерти — Суд. И там: то, что вы совершили в жизни и какое влияние вы оказывали на других — в тот День вам придётся ответить за это.

29 "Насколько же более нам следует свергнуть всякое бремя и запинающий нас грех, чтобы нам с терпением пройти это поприще, которое пред нами, взирая, — не на вероучение, не на деноминацию, не на какую-то другую личность, но, — на Иисуса Христа, Кто есть начальник и совершитель нашей Веры".

30 Как же нам следует обдумать всё это, друзья, строго и почтительно, когда мы видим приближение этого Дня, и знаем, что в любой момент страницы вашей жизни, книга сегодня может закрыться, а завтра будет уже поздно вам делать это. Не откладывайте на завтра то, что можно сделать сегодня, ведь завтра может никогда не наступить. Мужчины и женщины, юноши и девушки, которые, может, сидят сегодня здесь, ещё до рассвета окажутся в морге. Это правда. И тогда ваша книга закроется, и у вас уже не будет другого шанса. Это может быть последним шансом, который вам представится. Обдумайте это серьёзно. Вы скажете: "Ну, наверняка не последний". Наверняка не последний, но может оказаться последним. Но, помните, однажды книгу закроют, и то, что вы делаете сейчас.

31 И особенно вы, люди, кто претендует быть Христианином, отделитесь от мирских вещей. Не имейте ничего общего с миром. Избегайте его, потому что какой-то человек за вами наблюдает. Кто-то наблюдает за вами. И вы не только себя отправите туда, но и их заберёте в то плохое место, и вам придётся отвечать за своё влияние.


32 Как этот пророк наблюдал за этим человеком, и видел, что Бог его благословил, и как, какое это было влияние! Как тот человек преуспевал; то, что Бог совершил для него. Он жил жизнью, которая была замечательной, благословенной Богом, и он не уклонялся вправо или влево.

33 Теперь, здесь мы находим ещё один пример в этом человеке, этом муже Озии, великом царе, некогда ходившем с Богом. В Библии сказано: "Когда царь почувствовал, что он в безопасности, почувствовал, что у него всё хорошо, то он возгордился в сердце своём".

34 Позвольте мне остановиться здесь, чтобы сказать вот что, официально, мой брат, сестра. Сегодня Бог дал вас мне в слушатели. Я должен быть предельно серьёзным в том, что я говорю, и вы должны слушать со всей серьёзностью.

35 Вот в чём сегодня проблема со многими из людей. Они считают... У нас есть некоторые из наших братьев-служителей, кто-то из них достигает какого-то положения, может быть, и больших служений, что они чувствуют себя в безопасности. У нас это было, знаем, что это правда. Немало служителей сегодня в стране начинают выпивать. Некоторые из них думают: "Ну, я построил вокруг себя своё небольшое царство. Мне нет причин... Те люди так сильно меня любят, что они не обратят внимания, если я сделаю это или я сделаю то. Позволь сказать тебе, брат, есть Тот, Кто смотрит, и это Бог. Вне Бога никому не гарантирована безопасность.

36 Потом, иной раз мы достигаем чего-то, мы думаем: "Бог нас благословляет. Он дал мне 'Кадиллак'. Он дал мне работу получше. Он дал мне это". Это не знак того, что вы не сможете отвратить от себя Его благословения.

37 Когда вы превозноситесь и считаете: "Ну, я когда-то целую ночь лежал и молился, когда-то я делал это, и я делал то, но я этого уже не делаю", — вы на опасной территории.

38 Вот в чём дело с нашими пятидесятниками. В то время как там в прошлом, давным-давно, когда у нас были небольшие миссии где-то на углу, и женщины без чулок, и били там в бубен, приходилось целую ночь молиться и всё такое; полицейские сажали вас под замок, и отсиживали в тюрьме, и так далее. Вы молились. Церкви, все деноминации смеялись над вами и насмехались над вами. Но сейчас Бог вас поднял, да так, что у вас самые лучшие в стране церкви, огромные мощные деноминации, вы начинаете чувствовать себя в безопасности. Осторожно, вот когда вы превозноситесь. Потом, когда Бог посылает вам Что-то, вы больше не можете принимать Это, потому как вы уже заверили вот эту штуку. Затем вы начинаете чувствовать себя в безопасности — вот то время, когда вы на пути к своему падению. Это относится к деноминациям. Это относится к странам.


39 Взгляните на нашу страну — некогда была одной из стран мира с высокими моральными устоями. Посмотрите на неё сегодня — она посмешище для мира, более нечистая, чем какая-либо из известных мне.

40 Когда я сошёл с самолёта и прибыл в Рим и пошёл в Сент-Анжело, чтобы спуститься в катакомбы, я смутился, когда увидел табличку, висевшую у катакомбы Сент-Анжело, было сказано: "К сведению американок! Будьте добры, из уважения к умершим, оденьтесь перед входом в катакомбу". Приезжают туда в шортах и в брюках, в такое место, как Рим; и потом ещё приходится говорить, американкам: "будьте почтительны к умершим; и оденьтесь". Да это стало зловонием в носу! И никакие наши деньги, посылаемые за рубеж и разные поставки и всё подобное этому никогда не купят дружбы.

41 В чём мы нуждаемся в этой стране, и у нас этого никогда не будет, но что нам нужно — это генеральная чистка; не политическая чистка, но посланное Духом Святым пробуждение, которое охватит её с головы до пят. Вот в чём нуждаются наши церкви. Вот в чём нуждается наш народ. Вот в чём нуждаемся мы, как отдельные люди. Что наше влияние... Когда мы превозносимся и говорим: "Я пятидесятник. Я говорил на языках. Я восклицал. Я танцевал в Духе". Возможно, вы это делали, но позволь сказать тебе, брат, это нисколько не гарантирует тебе безопасности.

42 Мы обнаруживаем, что когда Озия превознёсся в сердце своём, мы видим, что Бог поразил его. Что же он совершил? Он так сильно старался занять место служителя. Он подумал: раз он так поднялся, Бог его благословил, сделал его великим человеком, он может просто делать всё что ему захочется.

43 Недавно я слышал, как один юноша рассказывал мне, он сказал: "Знаете, Брат Бранхам, Бог меня так сильно любит, Он просто позволяет мне делать всё, что я хочу. Ему всё равно".

44 Сегодня я столько слышу о том, что Бог — это благой Бог. Он благой. Я с этим не спорю. Он благой Бог. Но Он также Бог гнева. Его Святость требует праведности. Его закон требует суда. Если в законе нет суда, закон утратил силу. Что толку было бы говорить: "Это против закона — проехать здесь на красный свет", — если за этим не стоит никакого наказания? Понимаете, это не было бы законом. Они ничего не смогли бы сделать по поводу этого; наказание отсутствует.


За преступление Божьих законов полагается наказание, и оно последует, вам придётся выплатить всё до последнего кодранта, прежде чем вас выпустят.

45 Итак, многие из людей сегодня совершают ту прискорбную ошибку, подобную той, которую совершил этот человек, когда он превознёсся, вырос, стал таким, что всё было в его руках, он почувствовал себя в безопасности: "Бог так сильно меня любит, что теперь ничто не сможет повредить мне". Когда он сделал это, он вверг себя в то же состояние, в какое вверг однажды Навуходоносор — как известно вам, читающие Библию. Затем мы видим, что он был поражён проказой за то, что он попытался занять место служителя.

46 Не так давно я говорил на международном собрании у Бизнесменов Полного Евангелия. Какое-то время назад я был в одном месте, это было на Ямайке, мы проводили собрание.

47 Я люблю их, потому что это люди из всех церквей. Это даёт мне шанс говорить. Иногда церкви не хотят сотрудничать, но сотрудничают их бизнесмены, им—им приходится как бы скрепя сердце соглашаться ради бизнесменов.

48


следующая страница >>