girniy.ru 1 2 3 4


На правах рукописи


ВОХИДОВА САНАВБАР




ИРАНИСТИКА И ТАДЖИКОВЕДЕНИЕ В

НЕМЕЦКОЯЗЫЧНОЙ ИСТОРИОГРАФИИ

(ХV- нач. XXI вв.)




Специальность 07.00.09 – историография, источниковедение


и методы исторического исследования


Автореферат

диссертации на соискание ученой степени

доктора исторических наук


Душанбе – 2010

Работа выполнена в Институте востоковедения и письменного наследия Академии наук Республики Таджикистан


Официальные оппоненты: доктор исторических наук,

профессор Мухидинов

Саидали Раджабович;

доктор исторических наук,

профессор Розикзода

Абдулхакими Шерали;

доктор исторических наук,

профессор Мирбобоев

Абдулло Кенджаевич.


Ведущая организация – кафедра историографии и архивоведении

исторического факультета Таджикского

национального университета.


Защита диссертации состоится "16" сентября 2010г. в 1000ч. на заседании диссертационного совета Д 047.008.01 по защите докторских и кандидатских диссертаций при Институте истории, археологии и этнографии им. А.Дониша АН Республики Таджикистан (734025, г. Душанбе, ул. Рудаки, 33).

С диссертацией и авторефератом можно ознакомиться в Центральной научной библиотеке им. Индиры Ганди Академии наук Республики Таджикистан.


Автореферат разослан "____"_______________ 2010 г.


Ученый секретарь

диссертационного совета,

доктор исторических наук,

профессор Додхудоева Л.


ВВЕДЕНИЕ

Актуальность темы исследования. В современном мире поиск цивилизационной идентичности, определение значимости духовного наследия каждого из населяющих землю народов приобретают особую актуальность. В этом контексте вклад в духовную сокровищницу авестийской, ахеменидской, эллинистической, кушанской, эфталитской, согдийской цивилизаций до сих пор остается неизученным в полном объеме с позиций современных достижений мировой востоковедческой науки.


Задача исследователей состоит в выявлении таких ценностей и установлений, которые могут служить объединяющим и связывающим фактором различных цивилизаций.

В ахеменидскую эпоху начался импульсивный "культурный обмен" между Востоком и Западом. В свою очередь, в кушанский период эллинистический культурный импульс был интерпретирован на основе этнической культуры с использованием опыта зороастрийской и буддийской цивилизации. Именно в этот период шёл особенно активный диалог цивилизаций на трассах Шёлкового пути, проходивших через территорию Таджикистана1. Само название "Великий шёлковый путь" применительно к этой международной трассе впервые применил в 1877 г. немецкий географ Фердинанд фон Рихтхофен.

Видные немецкоязычные ориенталисты Европы К.Пандер2 и П.Г.Гейсс3 считают, что "таджики, будучи выходцами из древнейших племён Бактрии и Согда, относящиеся к индоевропейской группе народов и культур, сыграли огромную роль в распространении цивилизации, в передаче доисламской культуры, а также повлияли на образ жизни тюркских народов Центральной Азии"4.

На современном этапе развития мировой цивилизации особое значение приобрели те общечеловеческие связи, которые так или иначе повлияли (и влияют до сих пор) на развитие самых различных регионов, порою даже весьма удалённых друг от друга. Без сомнения, в развитии человеческой культуры мерилом мудрости является уважение традиций, обычаев, искусства, религий других народов. Объективно мыслящие учёные-ориенталисты немецкоязычных стран помогают своими исследованиями сделать этот цивилизационный процесс всеобъемлющим.

В этом контексте важное место занимают историографические и источниковедческие исследования западных ориенталистов, посвящённые разносторонним взаимосвязям и взаимодействию двух цивилизаций - Востока и Запада. В рассматриваемом аспекте весьма уместно привести слова известного поэта и мыслителя Индии Рабиндраната Тагора, который писал: "Противопоставление Востока и Запада, противопоставление одной части человечества другой ведёт к деградации мировой культуры"1. Р.Роллан, отвечая ему, констатировал: "Восток и Запад – два полушария человеческого мозга, если деятельность одного из них нарушается, то весь организм деградирует"2. Именно в этом ракурсе западные ориенталисты А.Шлегель, Ф.Шлегель, А.Гердер, И.Вордсворд, Г.Шелли на богатом фактическом материале убедительно доказывали необходимость взаимного востребования материальной и духовной культуры народов. Частью подобных исследований является изучение проблем иранистики и таджиковедения немецкоязычными ориенталистами, которые одними из первых в Западной Европе создали научные центры и школы, исследующие различные направления востоковедения, в том числе иранистики и таджиковедения. Определяющую роль в этом сыграли социальный заказ и возрастающая заинтересованность правящих кругов стран Европы в получении достоверной информации об истории, культуре, экономике, обычаях и традициях ираноязычных народов.


Следовать традиции – это, значит, обладать всей историей, начиная с Гомера и кончая современностью, что подразумевает и определение своего места в этой истории. Овладевать традицией, значит, внутренне проникнуться не только прошлым, но и настоящим. В этом ракурсе объясняется заинтересованность близостью иранистики к индогерманистике, как органической части индоевропеистики.

Многие деятели культуры и науки западных стран, в том числе немецкоязычные, изучая Восток, в частности ираноязычные страны, открывали для себя непреходящую идейно-эстетическую ценность культурного наследия ираноязычных народов и объединяли ее с достижениями передовой культуры своих стран, что стало научной традицией многих исследований ориенталистической науки. Именно в таком аспекте следует рассматривать исследования немецкоязычных ориенталистов Европы об "Авесте" и "Шахнаме". Слова Ф.Шлегеля о том, что в "чужом находить свое, а в своем – чужое"1 стали важнейшим принципом научного поиска немецкоязычных ориенталистов Европы в области иранистики и таджиковедения.

Главный научный интерес для немецкоязычных специалистов Европы представляют язык, литература, искусство, политическая и экономическая история ираноязычных народов. Немецкоязычные ученые и путешественники, посещавшие различные регионы ираноязычных стран, в том числе и Таджикистан, накопили огромное количество достоверных научных материалов, относящихся к их истории, культуре, археологии, этнографии и другим сферам материальной и духовной жизни. В связи с этим спецификой немецкоязычных исследований, посвященных социально-экономическому и общественно-политическому развитию ираноязычных народов, является то, что они проводятся на стыке различных научных направлений.

Всесторонний и глубокий историографический анализ научных трудов немецкоязычных ориенталистов Европы в области иранистики и таджиковедения позволяет выявить и определить их вклад в изучение богатейшей литературы по истории, культуре, языкам, обычаям и религии ираноязычных народов, что свидетельствует о научной значимости и актуальности исследуемой нами проблемы.


Актуальность темы определяется и тем, что немецкие ориенталисты собрали и проанализировали множество письменных источников, посвященных искусству и истории культуры, философии, политической, экономической и правовой истории ираноязычных народов. Их выводы и оценки исторического прошлого и современного периода развития ираноязычных народов имеют глубокое научное обоснование и в силу этого большое познавательное значение.

Особую актуальность имеют новейшие исследования немецкоязычных ориенталистов, посвящённые современным проблемам Республики Таджикистан. Общеязыковые связи и другие факторы обусловили, что Германия первой из числа западноевропейских государств признала государственную независимость Республику Таджикистан и 3 октября 1993 г. открыла в г.Душанбе своё посольство, которое представляет интересы ещё 12 государств Европейского союза, в числе которых все немецкоязычные государства. Все вышеизложенное и предопределило актуальность темы и наш интерес к исследуемой проблеме.

Степень изученности проблемы. В отечественной историографической науке, за исключением работ автора настоящей диссертации, до сих пор нет сводного исследования о вкладе немецкоязычных ориенталистов Европы в такую научную отрасль, как иранистика и таджиковедение. Нет такого исследования и в историографической науке стран СНГ, включая Российскую Федерацию.

Немецкие же учёные критически проанализировали не только труды восточных и западных исследователей, а также концепции западноевропейских авторов, посвященные проблемам иранистики и таджиковедения, но и в своих исследованиях, посвященных различным проблемам и направлениям иранистики воссоздали целостную картину исторического развития ираноязычных, в том числе и таджикского народа.

Историю исследования этих проблем можно разделить на пять этапов.

Первый этап исследований немецкоязычных ориенталистов охватывает ХV - ХVII вв., когда в Европе возник особый интерес к философским, нравственно-этическим, религиозным учениям восточных мыслителей.


Об этом свидетельствует исследование уставных книг и документов Виттенбергского и Лейпцигского университетов, подтверждающих преподавание "Канона" Авиценны на медицинских факультетах этих университетов ещё в ХV в.

В XV в. в университетах Австрии (Вены) было введено изучение восточных языков, в том числе персидского языка.1

Некоторые авторы, основываясь на переводе знаменитой поэмы "Шахнаме" Фирдавси, начало исследования европейских ориенталистов по проблемам восточной цивилизации, в том числе возникновение ирановедения и таджиковедения, ошибочно относят к XVIII в.2 Ошибочность данного утверждения подтверждается еще и тем, что интенсивное изучение и ознакомление европейцев с восточной музыкальной культурой, живописью, каллиграфией, миниатюрой и восточным книжным искусством происходили в годы правления династии Сефевидов (1501-1736 гг.), о чём свидетельствует материалы, собранные Адамом Олеария, который даже удостоился ауденции самого шаха Исмаила Сафави (1629-1642 гг.) принявшего его как официального гостя. По возвращении на родину Адам Олеария написал и в 1634 году издал книгу "Путешествия в Московию и Персию".

К этому можно добавить и другой факт: выдающийся дипломат, географ, путешественник А.Олеария в своей книге "Путешествие на Восток", вышедшей на немецком языке в 1674 г., впервые ознакомил немецкоязычных читателей Европы с творениями крупнейших персидско-таджикских поэтов Фирдоуси, Саади и Хафиза.

Второй этап изучения иранистики и таджиковедения немецкоязычными ориенталистами охватывает ХVIII и начало ХIХ вв., когда в Германию (в библиотеку Гота) была доставлена бесценная коллекция восточных рукописей, осуществлены переводы "Авесты" Ф.Рюккертом, Мартином Хауге, Фридрихом Шпигелем, создан словарь "Авесты" Христианом Бартоломе, Фрицем Вольфом.

Немецкоязычными ориенталистами стран Европы была проделана колоссальная работа по сбору и изучению восточных рукописей. Одним из таких наиболее значимых собраний является Берлинское собрание восточных рукописей, которое содержит многочисленные среднеперсидские, парфянские, согдийские, манихейские тексты, а также тексты на бактрийском языке, определенном немецкоязычным ориенталистом Х.Хумбахом, как этно-тохарский. Благодаря врачу, естествоиспытателю У.Я.Зэтцену и герцогу Эрнсту II в библиотеке Гота была представлена богатейшая коллекция восточных рукописей. Восточное собрание библиотеки Гота включает 131 персидскую, 2897 арабских, 293 тюркских и 93 так называемых восточных рукописей. Всего же коллекция насчытивает 3400 томов. Среди них 38 рукописных томов Авиценны и комментарии к ним, которые позволили немецкоязычным ориенталистам ознакомиться с достижениями восточной медицины.


Именно в этот период было переведено великое творение - "Диван" Хафиза Ширази, а Йозефом фон Хаммером Пургшталем составлена "История изящной словесности Персии"1 и другие работы.

Третий этап историографии проблем иранистики и таджиковедения охватывает середину и конец ХIХ вв. В 1845 г. была создана Ассоциация немецкоязычных ориенталистов, которая вот уже более 175 лет проводит научно-организационную работу и способствует развитию исследовательской деятельности, в том числе и в области иранистики и таджиковедения. В частности, Ассоциация немецких ориенталистов организует конференции, издает журналы "Мир ислама", "Сокровищница Востока", "Ближний Восток", публикует статьи, книги, способствуя, таким образом, развитию ориенталистской науки, составной частью которой является иранистика. Этот этап связан с именами таких знаменитых ориенталистов, как Р.Кизеветтер, Йозеф Маркварт, Ганс Генрих, Шэдер, Христиан Бартоломе, Фриц Вольф, Альфред фон Кремер, Вольфганг Лентц, Адольф фон Харнак.

На этом этапе возникли иранологические центры в Германии, Австрии, Швейцарии, а именно в Берлине, Гамбурге, Бамберге, Геттингене, Вене, Берне, Цюрихе и ряде других городов Европы, которые, будучи специализированными по различным направлениям иранистики, внесли большой вклад в развитие ориенталистики.

Четвёртый этап историографии иранистики охватывает ХХ в., преимущественно советский период развития Таджикистана. Наиболее значительными исследованиями этого периода являются труды Бузурга Алави, Бурхарда Брентьеса, Фарамарза Бехзада, Хоргена Гревемейера, Курта Грайсинга, Хейнца Гаубе, Яна Херона Гревемейера, Ульриха Герке, Вернера Зундерманна, Эберхарда Крюгера, Манфреда Лоренца, Фрица Мейера. Йозефа Маркварта, Гердера Мэнера, Ахмада Махрада, Бахмана Нируманда. Мартина Ремане, Хельмута Риттера, Берта Фрагнера, Отто Фридриха, Хейнца Халма, Вернера Хайдукцека, Дороте Хайдукцека, Вальтера Хинца, Анны Марии Шиммель, Аскара Ширази, Бюргела Херманна, Рональда Эммерике, Генриха Юнкера и многих других. Исследования этих учёных вполне четко говорят о масштабах и направлениях научных разработок ориенталистов в области иранистики.


Существенный вклад в изучение немецкой ориенталистики внесли известные востоковеды В.В.Бартольд, И.Ю. Крачковский, А.А.Семёнов, Б.Г.Гафуров, Ян Рипка, таджикский учёный Р.А.Дехоти и др.

Многие исследователи этого периода жили и творили в бывшей ГДР, работали в бывшей Академии наук Берлина, в настоящее время именуемой Бранденбургской Академией наук.

Пятый этап немецкоязычной историографии примечателен интенсивным изучением иранистики и таджиковедения в условиях глобализации и государственной независимости Таджикистана. Здесь особого внимания заслуживают новейшие исследования немецкоязычной историографии Европы о Таджикистане и других независимых государствах Центральной Азии. Когда Республика Таджикистан стала независимой (1991г.), многие исследователи западных стран стали интенсивно изучать постсоветские восточные республики и издали много работ, посвященных развитию этого региона в условиях глобализации. Речь идет о трудах Ирины Дойчланд "Центральноазиатские республики: Кыргызстан, Узбекистан, Туркменистан, Таджикистан", Гейсса Паула Георга "Возникновение наций в Центральной Азии. О мировой истории" (том 17I) Фишера Гавина Хэмбли, Пандера Клауса "Центральная Азия (Узбекистан, Кыргызстан, Таджикистан, Туркменистан, Казахстан)". В указанных работах в комплексе, многогранно и, как нам представляется, весьма объективно немецкоязычные авторы знакомят читателей с историей (включая новейшую), судьбоносными событиями, преобразованиями в различных сферах государственной, социальной, экономической жизни таджикского народа и других народов Центральной Азии. Взгляды немецкоязычных учёных относительно этногенеза, культурного и социально-политического развития таджикского народа (единственного в Центральной Азии ираноязычного) почти полностью совпадают с концептуальными подходами и выводами русских и таджикских исследователей.

Объектом исследования являются опубликованные и неопубликованные1 источники по иранистике и таджиковедению, находящиеся в ориенталистических центрах немецкоязычных стран, и труды исследователей этих стран, относящиеся к иранистике и таджиковедению.


Предметом исследования являются взгляды, идеи и подходы немецкоязычных ориенталистов, отражающие историю, культуру, язык и литературу, социально-экономическую и политико-правовую систему и иные сферы иранистики и таджиковедения.

Целью исследования является проведение историографического и источниковедческого анализа трудов и статей, комментариев восточных рукописей и других опубликованных письменных источников восточной ориенталистики по различным проблемам иранистики и таджиковедения, как комплексного научного направления и составной части немецкоязычной историографии Европы. Свое основное внимание мы сосредоточили на следующих задачах:

-раскрыть исторические условия и факторы, способствующие проведению немецкоязычными учеными научных исследований по различным проблемам ориенталистики;

-провести проблемно-исторический анализ деятельности немецкоязычных центров иранистики в Германии, Австрии и Швейцарии;

-определить место восточных рукописей в Берлинском собрании, включая библиотеку Гота в изучении иранистики и таджиковедении;

-обосновать значимость трудов немецкоязычных иранистов в изучении известнейших памятников Востока - "Авесты" и "Шахнаме";

-изучить историографию духовной культуры иранцев и таджиков, разработанную немецкоязычными ориенталистами;

-проанализировать исследования немецкоязычных ориенталистов о взаимодействии культур иранцев и туранцев;

-раскрыть специфические особенности изучения и обучения филологии и лингвистике ираноязычных народов в Германии, Австрии, и Швейцарии;

-показать вклад немецкоязычных ученых Европы в исследовании творчества представителей таджикско-персидской литературы, в частности Абуабдулло Рудаки, Носира Хусрава, Омара Хайяма, Хафиза Ширази, Джалолиддина Руми, Саади Ширази и др.

-выявить и показать значение исследований немецкоязычных иранистов Европы в области политической и правовой истории Ирана, Афганистана и Таджикистана;


-проанализировать новейшие исследования немецкоязычных ориенталистов о независимом Таджикистане в условиях глобализации;

-проанализировать труды немецкоязычных ориенталистов о соотношении таджикского и персидского языков.

Хронологические рамки исследования. Как уже отмечалось, процесс становления и развития немецкоязычной иранистики и таджиковедения стран Европы, ставших объектом диссертационного исследования, состоит в основном из пяти этапов, что и определило хронологические рамки данной работы, которая охватывает период с ХV в. и вплоть до начала ХХI в.

Географические рамки исследования. Труды немецкоязычных ориенталистов страны Европы, посвященные Ирану, Афганистану и Таджикистану, т.е. тем странам, где проживают в основном ираноязычные народы, которые, несмотря на различия в историческом, социально-экономическом и политико-правовом развитии, связаны общностью языка, культуры и религии. Это и составляет научный интерес многих школ немецкоязычной иранистики Европы.

Методологической основой исследования являются законы и принципы историзма, цивилизационный подход к анализу и оценке объекта исследования, методы познания и его составные элементы: анализ и синтез, аналогия и сравнение, единство теории и практики, необходимость учёта общего и особенного в историографическом рассмотрении и оценке трудов и научной деятельности немецкоязычных ориенталистов Европы. Широко использованы в работе как общие, так и специальные методы исследования, которые позволили решить поставленные в диссертации задачи.

Источниковедческую базу исследования составили опубликованные и неопубликованные источники. К опубликованным источникам относятся исследования немецкоязычных ученых Европы по конкретным проблемам и направлениям иранистики, характеризующие в совокупности общую картину развития ирановедения и таджиковедения в Германии, Австрии и Швейцарии.

В их числе важное место занимают регулярно издаваемые сборники австрийской Академии наук "Публикации к иранистике", журналы Ассоциации ориенталистов Европы "Мир ислама", "Сокровищница Востока", "Ориент", "Ближневосточный журнал", в которых публикуются научные и научно-популярные статьи, в которых анализируются самые различные проблемы иранистики и таджиковедения.


Также широко использованы учебные планы иранологических центров, с которыми автор ознакомилась весьма тщательно во время научной стажировки в ориенталистских центрах Германии, т.е. в университете А. и В. Гумбольдтов в Берлине, одном из старейших университетов Лейпцига, университете Мартина-Лютера в Халле, в университете Отто Фридриха в Гамбурге, а также во время пребывания для чтения лекций в университете Георг – Август – Гёттингена, а также в библиотеках и фондах Австрийской Академии наук.

Научная новизна диссертации состоит в том, что она является первым комплексным специальным историографическим исследованием, посвященным изучению процессов становления и развития различных научных направлений и центров немецкоязычной иранистики и таджиковедения. Работа представляет собой историографический анализ трудов немецкоязычных исследователей по истории, языкам, литературе, религии ираноязычных народов, в том числе и таджикского. Научную новизну также определяет характер источников, большинство из которых впервые вводится в научный оборот.

На защиту выносятся следующие положения:

1) обосновывается тот факт, что немецкоязычная школа по исследованиям Ирана является одной из старейших в Европе. У неё давние научные традиции, снискавшие особое уважение в академических кругах европейской историографии в области ориенталистики.

Впервые исследуется деятельность научных центров иранистики Германии, расположенных в Гёттингене, Берлине, Гамбурге, Бамберге и других городах, а также научных школ Австрии (Вена, Грац), Швейцарии (Цюрихе и Берне);

2) изучение уставных книг и документов Виттенбергского и Лейпцигского университетов свидетельствует об огромном влиянии "Канона" Авиценны на развитие и преподавание медицины в университетах ХV-ХVI столетия. "Канон" относился к стандартным трудам медицинского образования вместе с сочинениями Галена и Гиппократа;

3) по имеющимся данным только в библиотеках и музеях Берлина, Гота хранится около 1,8 млн. томов рукописей древнего литературного наследия, антикварных изданий, которые ещё полностью не изучены1;


4) впервые немецкоязычными учеными определена точная датировка и лексикография Авесты, а также проанализирован словарь Авесты, созданный Х.Бартоломэ. Этот словарь считается одним из ярких достижений в ориенталистике;

5) вклад немецкоязычных ориенталистов в исследование духовной культуры иранцев и таджиков, а также изучение сложения новоперсидского языка (фарси-дари-таджикского) в плане сравнения с древнеиранскими языками.

Только в ХХ столетии были выпущены в свет персидско-немецкий словарь Г.Юнкера, Б.Алави, а также учебник персидского языка Б.Алави и М.Лоренца. "Индийский стиль в персидской литературе" всегда составлял языковую трудность для многих западных учёных. Огромный вклад в исследование этой проблемы внес австрийский учёный В.Хинц, который осуществил анализ индийского поэтического стиля в творчестве некоторых персидских поэтов.

Особо следует выделить швейцарских учёных Ф.Мейера, Х.Бюргеля, М.Глюнца, Б.Райнерта, Р.Гельпке, которые осуществили переводы шедевров классической персидской литературы на немецкий язык;

6) восточная культура привлекает пристальнейшее внимание учёных, и не только искусствоведов, но и историков, архитекторов, этнографов, археологов и др. Предметы исламского искусства, представленные в немецких музеях и собраниях письменных памятников, в коллекциях университетов, вызывают живейший интерес. И это при том, что в музеях и собраниях Германии, Австрии, Швейцарии представлена лишь часть из национальных фондов иранской культуры.

Впервые анализируется вклад немецких учёных Б.Брентьеса и К.Рюрданса в общий обзор культурного наследия Средней Азии (произведения искусства раннего средневековья, между кушанской эпохой и началом исламского периода);

7) Б.Фрагнер, Б.Брентьес, К.Пандер, П.Г.Гейсс, Г.Фишер вполне обоснованно доказывают, что арийские народы (иранцы, согдийцы, бактрийцы) весьма сильно воздействовали на традиции тюркоязычных народов и других народов государств Центральной Азии, в том числе узбеков, киргизов, туркмен, казахов и оказали огромное влияние на возрождение их культур;


8) Сефевиды активно воспрепятствовали дальнейшей тюркизации Ирана, что было бы неизбежно после нашествия тюркских кочевников из Центральной Азии. Заслуживает особого внимания тот факт, что персидский язык был официальным языком межгосударственного общения и в Индийском субконтиненте;

9) великим достижением немецкоязычной ориенталистики является издание Х.Эте весьма точного перевода фрагментов рукописи известного литературоведа М.Ауфи "Лубаб-ал-албаб" и некоторых его антологий. Большой заслугой Х.Эте является также то, что он смог доказать отличие стихов Рудаки от стихов Катрана – автора, жившего в XI в.;

10) впервые Европа узнала о Носире Хусраве благодаря великому немецкому учёному Х.Эте, по его трудам о жизни и творчестве поэта, сборниках стихов "Рушнаинаме" и прозаическим произведением "Сафарнаме". Он считает, что Носир Хусрав по мировосприятию достаточно близок Гёте;

11) исторически сложилось так, что научные трактаты Омара Хайяма оказались практически неисследованными, между тем как его философские четверостишия переведены почти на все европейские языки. Рубайят Хайяма потряс мир и стал гордостью Востока. Первую попытку познакомить Европу с Хайямом сделал немецкий дипломат А.Олеария. Более глубокое знакомство европейцев с Омаром Хайямом состоялось после публикации в 1700 г. книги немецкого ориенталиста Т.Хайда "Древняя религия Ирана";

12) Европа узнала о Хафизе благодаря опять-таки А.Олеарию. В своей книге "Путешествие на Восток", он даёт жизнеописание двух ширазских гениев Саади и Хафиза. Немецкоязычные ориенталисты очень любят Хафиза, о чем свидетельствует тот факт, что его стихи издавались в Германии более 200 раз. Диван Хафиза послужил толчком для написания И.В.Гёте "Западно-Восточного дивана";

13) впервые исследован вклад выдающегося немецкоязычного исламоведа Анны Марии Шиммель в изучение творчества таджикско-персидского поэта Дж.Руми и в анализ суфизма. Суфизм, как отмечает А.М.Шиммель, в персидских цветниках пронизывает поэзию, достигая высот мышления;


14) впервые глубоко проанализированы труды одного из известнейших ученых Европы, немецкого ориенталиста Хельмута Риттера, который всю свою жизнь посвятил исследованию персидско-таджикской литературы;

15) рассмотрены трактовка сложения и развития немецкоязычными исследователями правовых систем ираноязычных стран, проанализированы труды немецкоязычного правоведа и исламоведа А.Ф.Кремера. Сборники же хадисов (Сунна), являются одним из важных после Корана источников мусульманского права. В ираноязычных странах действующими правами были, как шиитское (Иран), так и суннитское (Афганистан, Таджикистан) направления мусульманского права.

Что касается новой Конституции Афганистана, которая закрепила главенствующую роль духовенства в системе образования и судопроизводства, то здесь интересным фактом является то, что государство разрабатывает и претворяет в жизнь единую программу обучения, основывающуюся на законах священной религии ислама и национальной культуры, а также программу религиозных наук для школ на основе исламских толков, существующих в Афганистане;

16) новейшие исследования немецкоязычных ориенталистов о Таджикистане посвящены преимущественно злободневным проблемам, имеющим место на постсоветском пространстве и, в частности, в независимой Республике Таджикистан. Во всех этих работах, по своему содержанию не имеющих аналогов в западной ориенталистике и в российской прессе, затрагиваются проблемы этногенеза таджикского народа, различные периоды его истории, культуры, социально-экономического, политико-правового развития и религиозного мировоззрения. После распада государства Саманидов, как считают исследователи, таджики на протяжении всей последующей истории находились под напряженным полем тюркских государств. "Эта история" опять повторяется на границах между Таджикистаном и Узбекистаном (С.В.). Таджики считаются коренным населением Центральной Азии, и как справедливо утверждают немецкоязычные исследователи Б.Фрагнер, Б.Брентьес, К.Пандер, своими древними традициями способствовали развитию исламской культуры, что также повлияло на образ жизни тюркских народов Центральной Азии. Интересным фактом является проблема национально-государственного размежевания, которая возникла с образованием национальных республик, однако путь до действительной и законченной политической картины Центральной Азии был очень трудным.


Весьма реальные прогнозирования немецкоязычных учёных Европы заключаются в возможности правильного использования водных и энергоресурсов для экономического прогресса в Таджикистане.

Современные исследования немецкоязычных ориенталистов ведутся в контексте определения возможностей успешного развития персоязычных государств, в том числе Таджикистана в условиях глобализации.

Теоретическая значимость диссертации заключается в том, что проведенный историографический анализ источников и трудов немецкоязычных ученых ярко иллюстрирует тот неоценимый вклад, который внесли ориенталисты Германии, Австрии, Швейцарии в научное освещение развития цивилизации персоязычных народов, их места и роли в мировой цивилизации в целом.

Практическая значимость работы заключается в том, что результаты исследования могут быть использованы в развитии двухсторонных и многосторонних межгосударственных отношений и культурного обмена между немецкоязычными и персоязычными странами, а также при разработке сводных трудов по истории и культуре таджикского и других персоязычных народов, курсов лекций по различным проблемам иранистики, таджиковедения, культурологии и историографии вообще.

Апробация результатов исследования. Основные положения диссертации были изложены в научных статьях, а также докладывались на международных, региональных и республиканских конференциях и симпозиумах, в частности, на таких, как "Вклад иранских народов в мировую цивилизацию" (Душанбе, 1992 г.), "Шахнаме" Фирдоуси – величайшее художественное творение в истории мировой цивилизации" (Душанбе – Тегеран, 1994 г.), "Таджикистан: геополитика и проблемы международных связей" (Душанбе, 1995 г.), Второй международный конгресс по индоиранской цивилизации и Авесте (Париж-Венсант, 1997 г.); "Проблемы сотрудничества Таджикистана с Европейским Сообществом" (Душанбе, 1997 г.); Третий международный конгресс по индоиранской цивилизации и Авесте (Гамбург–Германия, 1998 г.); Международный конгресс, посвященный 75-летию Турецкой Республики (Душанбе–Стамбул, 1998 г.); "Древняя цивилизация и её роль в сложении и развитии культуры Центральной Азии эпохи Саманидов" (Душанбе, 1999 г.); "Авеста в истории и культуре Центральной Азии (Душанбе, 2001 г.); Международная конференция "Мир Ирана и Турана" (Тегеран, 2001 г.); "Значение петербургской конференции в Бонне и перспективы Афганистана" (Тегеран, 2002 г.); "Духовная культура таджиков в истории мировой цивилизации" (Душанбе, 2002 г.); "Роль города Душанбе в развитии науки и культуры Таджикистана" (Душанбе, 2004 г.); "Научные и культурные связи Индии и Центральной Азии" (Индия, 2004 г.); "Омар Хайям и Индия" (Индия, 2004 г.); "Абуали ибн Сино и мировая цивилизация" (Душанбе, 2005 г.); "Носир Хусрав: вчера, сегодня, завтра" (Худжанд, 2005 г.); "Пятая конференция иранологов Европы (Равенна-Италия, 2006 г.); "Саманиды: эпоха и истоки культуры (Душанбе, 2007 г.); 6-ая Европейская конференция по иранистике: "Немецкоязычные ученые о перспективах развития Таджикистана в XXI в." (Вена-Австрия, 2007 г.); Международный симпозиум: "Рудаки и мировая культура" (Душанбе, 2008 г.).


Автором также прочитан цикл лекций о вкладе женщин Таджикистана в развитие науки и культуры и о развитии иранистики в XXI в. в одном из старейших университетов Германии - Георг–Август-университете Гёттингена, 2007 году.

Структура и объем диссертационной работы. Диссертационная работа состоит из введения, 5 глав, включающих шестнадцать параграфов, заключения, списка использованной литературы и приложений.



следующая страница >>