girniy.ru 1

Наше право в деле В. Бута.


«После краха Советского Союза Соединенные Штаты оказались в уникальном

положении: они стали первой и единственной мировой державой».

З.Бжезинский «Великая шахматная доска» 1998г.


Больше двух с половиной лет тянется процесс экстрадиции нашего соотечественника, русского офицера, а потом предпринимателя Виктора Бута из Таиланда в США.

Американская пресса и официальные лица обвиняют его во всех тяжких, утверждают, что он - крупнейший торговец оружием современности, пособник террористов, друг Бен-Ладена, а сейчас дошло до того, что он якобы причастен к событиям 11 сентября в Америке. Подчеркивается, что именно В. Бут послужил прототипом главного героя фильма «Оружейный барон», безжалостного торговца оружием.

Американская администрация, конгрессмены и многие политики Америки подхватили эту тему и активно эксплуатируют ее в сомнительных политических целях.

Оставим на совести нечистоплотных американских политиков и ангажированной прессы все эти выдумки и поговорим о том, какие предварительные юридические выводы из этого дела можем сделать мы, русские юристы, как Российская Федерация может на его основании установить принцип государственной защиты своих граждан, а, следовательно, и оградить свою юрисдикцию и суверенитет от дальнейших посягательств.

В этой связи, предполагаю, что этому делу предстоит стать прецедентными для нашей страны, и для мирового юридического правопорядка.

В условиях, когда мир живет в относительно спокойном состоянии – без мировых войн уже более 65 лет, экономика США достаточно стабильна, заинтересованным лицам стало гораздо сложнее воздействовать на сознание членов Конгресса, избирателей, налогоплательщиков США для решения насущных политических вопросов: выделения финансирования, избрания на ту или иную должность, оправдания существования некоторых спецслужб.

Ни для кого не секрет, что американские политтехнологи прибегают к ставшей традиционной схеме: избрание врага государства (человека или страны), его тотальная демонизация в СМИ, демонстративная борьба с врагом (победа не обязательна).


Благородные цели, такие как установление демократического режима, борьба с терроризмом и наркотрафиком, вызывают поддержку американской общественности, а, следовательно, являются эффективным способом манипулирования, позволяющим решать поставленные политические задачи.

Этот же механизм широко используется США для принуждения других стран и их руководителей к определенным решениям. Американцы и их союзники навязывают свою систему демократии в Афганистане и Ираке, начав там полномасштабные войны. Однако со многими странами такой подход распространения своего влияния уже не пройдет. Теперь нужен не только, да и не столько вооруженный – а «правовой» путь принуждения к своим ценностям и наказания тех, кого мировая держава считает своими врагами. Этот путь сейчас прощупывается американской фемидой, и они видят, судя по их действиям, решение мировых юридических задач в операциях спецслужб по похищениям людей, в создании секретных тюрем в Европе и на военной базе Гуантанамо, в игнорировании принципа верховенства права и фундаментальных юридических ценностей, а в конечном итоге - в распространении своей юрисдикции далеко за пределы США и на любые составы преступлений.

Началась борьба за юридический передел мирового порядка. Я называю такой подход международно-правовым терроризмом.

И первый такой серьезный опыт в начинающемся процессе – это дело В.Бута.

В случае с В. Бутом с юридической точки зрения, как при его аресте, так и при решении вопроса об экстрадиции в США, были нарушены и продолжают нарушаться базовые права человека, а также попирается суверенитет России в сфере уголовного права.

И это отнюдь не частные вопросы конкретного уголовного дела в отношении нашего соотечественника, обвиняемого в совершении преступления за пределами России. Идет незаметная борьба за юрисдикции, за правовое господство, происходит передел юридического мира с целью насаждения своих порядков под видом законных правовых процедур. Российское государство и русское юридическое сообщество не должно равнодушно взирать на этот процесс.


Бут В.А. был задержан в результате провокации американских спецслужб, в которой принимали участие исключительно и только агенты, агенты–провокаторы Агенства по борьбе с наркотиками США. Использование такого способа выявления преступлений, как провокация, юридически запрещено. Указанный запрет подтверждается неоднократно выносимыми Европейским судом по правам человека решениями, в частности по делам Teixeira de Castro v. Portugal, Vanyan v. Russia и др. Суть правовой позиции, высказанной Судом в этих решениях, состоит в том, что право не защищает провокацию преступления и не карает человека, ставшего заложником провокации, он не может нести ответственность в такой ситуации. Главное здесь то, что от провокации часто просто нет защиты, да и злоупотребления при использовании такого метода существенно превышают мнимые преимущества.

Эти принципы американскому правосудию, видимо, неизвестны.

На момент задержания В. Бута у американских агентов отсутствовал ордер на его арест.

Давайте просто вдумаемся в ситуацию – у американского юриста – агента Агенства по борьбе с наркотиками США нет ни американского, ни тайского ордера на арест гражданина России. На что же он рассчитывает и зачем в таком случае летит в Таиланд? Ответ один – похитить гражданина и доставить его в спецтюрьму, например, Гуантанамо, где к заключенным применяются пытки, не соблюдаются права человека и нет никаких процессуальных гарантий.

И такие действия санкционируются и предпринимаются официальными американскими властями! Нет нужды говорить, что это противоречит как российскому праву, так и международным нормам.

Согласно статье 61 Конституции РФ российский гражданин не может быть выдан другому государству. Если же он обвиняется в совершении преступления на территории другого государства, то последнее вправе представить документы по его обвинению российским правоохранительным органам, для принятия правового решения.

Любое государство осуществляет суверенитет в пределах национальной юрисдикции и в лице компетентных органов правомочно принимать соответствующие решения. Национальное уголовное законодательство в вопросах уголовной ответ­ственности и наказания исходит, прежде всего, из территори­ального принципа, согласно которому ответственность наступает по законам места совершения преступления. Территориальное верховенство находит свое выражение в том, что никакое государство не вправе применять меры властного принуждения на территории иностранного государства.


Американское уголовное право, согласуясь в этой части с международными нормами, также исходит из того, что юрисдикция США распространяется только на случаи совершения преступлений на его территории, а вне ее, если преступление совершено в отношении гражданина Америки или имущества гражданина Америки.

Гражданин России В. Бут никогда не совершал преступлений на территории Америки, никогда там не был, не совершал преступлений в отношении граждан Америки или их имущества. (Попутно замечу, что второй наш гражданин, летчик К. Ярошенко, похищенный американскими спецслужбами в Либерии месяц назад по обвинению в покушении на торговлю наркотиками, уже предстал перед американским судом. Он тоже никогда не совершал преступлений на территории Америки или против ее граждан, более того, никогда не был в США. Налицо еще один случай незаконного распространения американской юрисдикции на российских граждан, не имеющих никакого отношения к Америке).

Все это дает основание считать, что требование американских властей о выдаче гражданина России США за преступление, якобы готовящееся к совершению в Колумбии, явно незаконно и американский суверенитет в этом случае выходит далеко за пределы национальной американской юрисдикции, грубо попирая российский суверенитет.

Такое беспрецедентное расширение Соединенными Штатами своей уголовной юрисдикции, не имеющее аналогов в международном праве, по сути, является реализацией права сильного, и грубейшим нарушением соответствующих международных правовых норм.

Если на примере гражданина России В. Бута не пресечь таких незаконных действий, то в долгосрочной перспективе это позволит США произвольно и незаконно, не считаясь с Российским суверенитетом, привлекать к уголовной ответственности на своей территории российских граждан по обвинению в реальных или выдуманных преступлениях, совершенных на территориях любых иных государств.

Давайте просто представим, как легко можно юридически разыграть конфликт России с Грузией в Южной Осетии, когда нашими войсками были захвачены американские Хаммеры, напичканные спецаппаратурой. Если следовать логике американских властей, российским генералам и офицерам, перехватившим автомобили, могут быть предъявлены обвинения в преступлении против американского имущества и они могут быть похищены, например, во время отпуска, где-нибудь в южных странах, для препровождения в американский суд.


Бездействие в этом вопросе со стороны официальных властей России и нашего юридического сообщества может привести к полной незащищенности всех российских граждан, находящихся за пределами России от насильственного задержания и вывоза для уголовного преследования в США.

Дело В.Бута выявило еще одну серьезнейшую юридическую проблему.

И на международном уровне и в каждом конкретном государстве, возникал и возникает вопрос – какое деяние можно считать преступлением? Классическое понятие о преступлении изучается на юридическом факультете в России на втором курсе. Хочется верить, что и американское юридическое образование предполагает ознакомление студентов с соответствующими базовыми понятиями.

Герой американских газетных страшилок оружейный барон В.Бут официально обвиняется американцами в не более чем попытке продать 100 ракет «земля-воздух» повстанцам (а, точнее, агентам спецслужб США) из «FARC» (Революционные Вооруженные силы Колумбии), о чем он якобы вел переговоры с ними в тайской гостинице 6 марта 2008г.

Если даже предположить, что ведение таких переговоров имело место, русскому юристу будет небезынтересно узнать, каким же образом это деяние – приготовление к покушению на поставку оружия в Колумбию, стало, по мнению американцев, преступлением, преследуемым согласно американскому законодательству.

Действительно, в международном праве есть принцип универсальной уголовной юрисдикции. Он состоит в том, что любая страна вправе преследовать лицо, совершившее деяние, посягающее на интересы, имеющие важное значение для всех государств.

B отличие от других видов юрисдикции, предполагающих некоторую опосредованность (имея в виду территорию, на которой было совершено преступление, гражданство и т.д.), универсальная юрисдикция основывается на всеобщности осуждения самого преступления. К таким преступлениям помимо геноцида, преступлений против человечества относится и терроризм.

Готовясь к защите, я начал изучать, что такое эти самые «Революционные вооруженные силы Колумбии», не являются ли они террористическими, а если да, то почему и кто их признал таковыми? В справочнике ООН я обнаружил раздел о политических силах, которые борются за власть в этой стране. Одна из таких сил – это и есть «FARC». «FARC» не признана ООН террористической организацией, контакты с которой исключены. Во всяком случае, в официальном справочнике об ООН, Изд-во Мир М. 2005г. на стр. 130 содержится информация о том, что Генеральный секретарь ООН оказывает содействие правительству Колумбии в переговорном процессе с Революционными Вооруженными силами Колумбии.


Почему же попытка продажи оружия «FARC», если в нашем случае сделать такое допущение, является преступлением? Только потому, что Госсекретарем США эта организация была причислена к террористическим организациям. Отсюда, все те, кто, так или иначе, поддерживает ее, по американской логике естественно террористы – уголовные преступники.

Необычная имперская логика. Я по праву сильного буду определять, что признается преступлением, кто в мире может быть признан преступником, насильственно доставлять его под свою юрисдикцию и показательно карать.

Еще более сомнительным с точки зрения отнесения того или иного деяния к преступному является второе обвинение В.Бута, состоящее в том, что он якобы нарушил специальный закон США от 1995 года, запрещающий любые операции по экспорту товаров, технологий или услуг государственным учреждениям и компаниям иностранных государств, потенциально представляющим угрозу безопасности США, без особой лицензии, а также в мошенничестве с использованием интернет-технологий.

Суть этих обвинений состоит в том, что В.Бут якобы зарегистрировал в Таджикистане авиационную компанию Samar Airlines и в 2007 году предпринял шаги для покупки старых гражданских самолетов от ее имени. В частности, во Флориде для технической поддержки и покупки самолетов была привлечена авиакомпания, а для их перевозки в Таджикистан - шиппинговая компания. Эти услуги были оплачены от имени Samar Airlines с иностранных счетов подставных компаний, якобы контролировавшихся В. Бутом. Средства за покупку, техническую поддержку и перевозку самолетов поступили на счета авиакомпании и шиппинговой компании в США.

В попытке заключения такой сделки американская прокуратура усматривает признаки мошенничества в виде совершения преступной финансовой сделки с целью легализации денежных средств.

Такая юридическая конструкция состава преступления вообще не выдерживает никакой критики. Просто проведем ее анализ, руководствуясь здравым смыслом и некоторой правовой логикой.


В США есть внутренний закон - Акт о международных экстренных экономических полномочиях, согласно которому Президент США вправе, для предотвращения внешней угрозы США в сфере национальной безопасности, внешней политики, экономики, объявить национальную экстренную ситуацию в связи с такой угрозой. Он уполномочен, кроме прочего, расследовать, регулировать или запрещать сделки по обмену валюты, кредитование, платежи, проводимые через кредитные учреждения, если такие платежи затрагивают интересы иностранного лица или государства, а также импорт и экспорт ценных бумаг и валюты.

Президент также может обозначить конкретных лиц, которые составляют такую угрозу или усиливают ее. Выявлением таких лиц занимается особое подразделение Казначейства – Департамент контроля за иностранными активами (далее – ДКИА).

Президент США в связи с конфликтами в Либерии и Конго, которые по его мнению представляли собой угрозу для внешней политики США, включил фамилию В. Бута, и ряд его компаний в список лиц, чьи финансовые операции на территории США были заблокированы. ДКИА издало на основании этого предписание, согласно которому, запрещались всякое распоряжение имуществом, принадлежащим В. Буту, если такое имущество оказывалось на территории США, во владении или под контролем граждан США. Не допускались любые сделки с таким имуществом на территории США или действия, направленные на обход указанных запретов, а также сговор с целью нарушить эти запреты.

Совершение действий, запрещенных предписаниями американских властей, американской фемидой считается преступлением. К кому были обращены эти предписания? Казалось бы ответ очевиден - к гражданам США.

Однако гражданину России В.Буту предъявлены обвинения в совершении финансовых сделок в обход запрета некоей американской комиссии - ДКИА. Могут ли эти действия, даже теоретически образовывать состав преступления?

Действительно, Президент суверенной страны, коей является США, вправе издавать указы, на основании которых американцы не могут контактировать с другими физическими и юридическими лицами, способными причинить, вред интересам их страны. Такие действия граждан США могут быть криминализированы и власти вправе предъявлять своим гражданам уголовные претензии.


Но признать преступлением попытку приобретения на американском рынке гражданских самолетов со стороны российского гражданина, даже если условно его считать имеющим какое-то отношение к незаконной с точки зрения США деятельности, абсурдно и никак не соотносится с юридическими понятиями о составе преступления.

Кстати, не стоит забывать о том, что американская сторона время от времени вносит некоторые российские компании, прежде всего в области обороны, в список лиц, чьи финансовые операции на территории США заблокированы и признает их действия представляющими угрозу для США. Руководителей наших военных НИИ и оборонных предприятий, при такой постановке вопроса вполне может постигнуть участь В. Бута.

Резюмируя вышесказанное, сложилась абсолютно недопустимая правовая ситуация, – российский гражданин стал преступником по решению американской исполнительной власти. Она произвольно криминализировала его деятельность, объявила взаимоотношения с ним незаконными, без всякой судебной процедуры фактически признала его преступником, затем дала команду спецслужбам доставить его любым способом в США и показательно осудить, чтобы всем было понятно, кто в мире хозяин.

Конечно, таким притязаниям американской фемиды на мировое господство должен быть поставлен серьезный заслон.

Нужно добиваться уважения к нашему суверенитету и русскому праву.

Когда полтора года назад арабы выкрали израильского сержанта, начался новый этап вооруженного конфликта – на этой почве возобновились военные действия.

Сейчас, Россия должна четко и однозначно заявить о своем правовом суверенитете и, учитывая многочисленные нарушения властями США международных норм, а также основных прав человека, не допустить выдачи российского гражданина В. Бута.

Ни одно государство не может претендовать на мировое юридическое господство, на верховенство своего права и своего суверенитета над национальными суверенитетами других народов. Американской фемиде не должно быть позволено узурпировать право на применение принципа универсальной уголовной юрисдикции и безнаказанно абсолютно произвольно применять его к российским гражданам.

Российские власти просто обязаны активно и жестко всеми средствами, имеющимися в их распоряжении, пресекать нарушения прав наших граждан за рубежом, а юридическое сообщество должно способствовать этому.

Президент Адвокатской фирмы «Юстина»

Кандидат юридических наук В.Буробин