girniy.ru 1

О бюрократии и бюрократизме

(ответ на статью товарища Гранитова)


В буржуазной науке существует тенденция отделять понятие бюрократизма от понятия бюрократии. При этом под бюрократизмом понимают собственно консистенцию «отрицательных» эффектов, порождаемых бюрократией.

Рассуждая о том, что бюрократизм является «родимым пятном» капитализма на теле социализма, необходимо не просто констатировать этот факт, а вскрыть сам механизм образования этого «родимого пятна». Ведь у читателя вполне может возникнуть закономерный вопрос: ведь в ходе Октябрьской Революции буржуазный государственный аппарат был ликвидирован, уступив место совершенно новому типу государства — государству пролетарской диктатуры. Каким образом это государство могло унаследовать пресловутый «бюрократизм»? Ведь конкретными носителями бюрократизма были именно чиновники старой России, а их доля в новой государственной машине была весьма и весьма невелика. Каковы же были причины роста и усиления государственного аппарата Советской России (вместо предсказанного классиками «отмирания», «засыпания» государства), и последующего его бюрократического перерождения? Мы не были бы марксистами, если бы не стали искать ответ на эти вопросы, в первую очередь, в области базиса, а не в области надстройки. Нет ли объективных причин для развития вышеозначенных процессов? Действительно ли дело заключается только в том, что советские управленцы оказались в плену бюрократической формы сознания, унаследованной от побежденного капитализма?

Особенность ситуации, в которой оказалась Россия в 1917 году заключалась в том, что по сути дела на «повестке дня» была ликвидация остатков феодализма и, прежде всего, абсолютистской монархии и установление буржуазной власти в интересах развития капитализма. Однако, российская буржуазия, которая пришла к власти в феврале 1917, оказалась вовлеченной в Мировую войну, которая была выражением кризиса развитого капитализма — империализма. Именно поэтому российская буржуазия оказалась в весьма невыгодном для нее положении. Она не могла решить ни вопрос о мире, ни вопрос о земле, ни реализовать программу реформ, направленных на укрепление в России буржуазного строя. Всеобъемлющий кризис низов столкнулся здесь с не меньшим по своей остроте кризисом верхов. Именно эти условия и позволили пролетариату захватить власть, не смотря на то, что рабочий класс в России был сравнительного малочисленным, по сравнению с пролетариатом развитых империалистических держав. Важную роль сыграла организованность и наличие сильной и решительной революционной партии. В гражданской войне восставшему пролетариату и его сторонниками противостояли, с одной стороны, сторонники феодализма, с другой — буржуазия и ее приспешники, и с третьей — иностранные интервенты. Немалую поддержку реакции оказывали мелкобуржуазные крестьянские слои. Именно вследствие того, что силы обеих сторон были практически равны, потери в ней были очень велики. Рабочий класс и его союзники вышли победителями из этой титанической схватки, но какие жертвы они принесли на алтарь Революции? Какими наличными ресурсами обладала молодая Советская республика для того, чтобы осуществлять строительство Социализма? Голод, разруха, повальная безграмотность, колоссальные потери среди рабочего актива, деградация промышленного производства, низкий уровень сознательности масс, внутренняя реакция и, наконец, наступление всемирной буржуазной реакции — поражение революции в Германии, повальный разгром буржуазией левых организаций в США и так далее. В 1917-1919 годы надежды на победоносное шествие мировой Революции были весьма и весьма велики. Провал военной интервенции стран Антанты, вызванный многомиллионным протестным движением под лозунгом «Руки прочь от Советской России!», казалось бы, предвещал весьма радужные перспективы. Однако империалистический мир смог пережить свой кризис, нанес ответный удар революционному движению.


Необходимость решения насущных хозяйственных задач, требовала от людей, зачастую, поступаться многим в интересах всего общества. Однако уровень сознательности масс отнюдь не всегда был достаточно велик для этого. Характерный пример этого — массовые, в том числе и вооруженные, выступления крестьянства против продразверстки. Классический вопрос «масло или пушки» массы не всегда желали решать в пользу пушек, так необходимых для обороны свершений Октября. Именно в годы военного коммунизма создается мощный государственный аппарат, который опирается на сознательную часть рабочих и революционную интеллигенцию. Эта же машина была необходима тогда, когда требовалось держать под контролем мелкобуржуазную среду в период НЭПа, и во время коллективизации и индустриализации. Коллективизация происходила не в силу того, что социалистические тенденции в крестьянской среде стали достаточно сильны для проведения ее «снизу», коллективизация не была закономерным результатом укрупнения сельскохозяйственного производства. Но коллективизация была необходима для выживания молодой Советской республики. Именно причины такого рода приводили к разрастанию государственного аппарата. В случае СССР социалистическое правительство было вынуждено часто решать, по сути, буржуазные задачи. Главным образом в силу отсталости наличных производительных сил. Совершенно ясен утопический характер программы «рабочей оппозиции», предполагавший передачу власти профсоюзам в данный конкретный момент. И дело тут не в том, что рабочие не в силах самостоятельно, без помощи революционной интеллигенции руководить страной, а в том, что те профсоюзы, не абстрактные, а конкретные профсоюзы, в тот конкретный исторический период были не способны управлять страной, тем более, живущей в режиме осажденного лагеря.

Разрастание государственного аппарата требовало привлечение в него квалифицированных и, что весьма важно, преданных делу революции специалистов. Здесь давал о себе знать кадровый голод. Если зачастую не удавалось укомплектовать подходящими кадрами исполкомы, то что говорить о том уровне, который, зачастую, существовал в Советах и профсоюзах?


Именно в этих сложных противоречиях, на мой взгляд, кроется причина последующей бюрократизации Советского государства. Объективные причины породили мощный государственный аппарат, который, в силу специфики решавшихся им задач, приобрел, в конечном счете, обособленность от трудящихся масс. Сам процесс бюрократизации носил двойственный характер. Необходимо учитывать, что происходил не только отрыв партийно-хозяйственной номенклатуры от трудящихся, но и устранение трудящихся от активного участия в делах государства. Бюрократизация стала возможной в силу молчаливого попустительства масс в то время, когда она только дала свои первые всходы. И попустительство это тоже было обусловлено объективными причинами, которые я упомянул выше: отсталость базиса (а как следствие уровня культурного развития трудящихся масс) и потери авангарда класса в ходе гражданской войны.

Не удержусь от того, чтобы процитировать здесь замечательную работу В. К. Дяченко «Социализм и самоуправление народа»:

«На этапе перехода российского общества от капитализма к социализму обнаружилось острое противоречие между объективной потребностью в общественном самоуправлении трудящихся и их субъективной готовностью к его осуществлению. Это обстоятельство сильно сказалось на развитии самой руководящей партии и ее деятельности. В 1919 году Ленин констатировал: „…до сих пор мы не достигли того, чтобы трудящиеся массы начали участвовать в управлении, — кроме закона, есть еще культурный уровень, который никакому закону не подчинишь. Этот низкий уровень делает то, что Советы, будучи по своей программе органами управления через трудящихся, на самом деле являются органами управления для трудящихся через передовой слой пролетариата, но не через трудящиеся массы“ [2, т. 38, с. 170]. „Передовой слой пролетариата“ того времени — это прежде всего партийные и государственные кадры. В последние годы своей жизни Ленин неоднократно указывал на неоправданное административное ограничение официальными органами (парткомами, исполкомами и др.) участия трудящихся в управлении общими делами, на возрастающую опасность бюрократизации партийного аппарата, всего механизма управления обществом». [1, с. 56].

Список литературы


1. Дяченко В. К. Социализм и самоуправление народа. М.: «Изд. газеты «Мысль», 2001.

2. Ленин В. И. Полное собрание сочинений. Издание пятое.

Сергей Марков