girniy.ru 1
РАЗВИТИЕ ПРИНЦИПОВ ЭКОНОМИЧЕСКОЙ НАУКИ



А.В. Зайцев, канд. экон. наук

Сумской государственный университет


В статье говорится об истории экономических теорий, о некоторых недостатках современных экономических теорий и о путях дальнейшего развития теории трудовой стоимости.


Практическая сфера человеческой деятельности, называемая привычным словом ─ экономика, изучается человечеством давно. К нам дошли первые экономические воззрения мыслителей античного мира ─ Ксенофонта, Платона, Аристотеля в виде фрагментарных взглядов, не представляющих системную выстроенность.

Понимание ценности вещей у Ксенофонта трактуется двояко. Одна сторона понятия «ценность» связана с ценностью вещи при ее потреблении. Ксенофонт считал, что ценность есть лишь то, от чего можно получить пользу. То, что Ксенофонт называл ценностью при потреблении, позднее стали определять как потребительная ценность, или ─ потребительная стоимость. С другой стороны ценность той же вещи рассматривается Ксенофонтом как способность обмениваться на другую вещь, т.е. ─ это меновая ценность. У Ксенофонта наметилось понимание двоякого назначения вещи: как потребительной ценности (стоимости), с одной стороны, и меновой ценности (стоимости) ─ с другой. Можно констатировать, что первенство в понимании двойственного характера ценности (стоимости) вещей принадлежит Ксенофонту, высказавшему эту мысль более 2300 лет назад.

Исходя из факта, что люди от природы обладают не одинаковыми способностями, Платон обосновывал необходимость деления людей по видам деятельности и обязательное закрепление их за выделенными видами. Каждый человек, по Платону, обязан заниматься той деятельностью, которая наиболее соответствует его способностям, и не следует ее совмещать с другими видами деятельности. Но, занимаясь только одним видом деятельности, человек, вместе с тем, имеет различные потребности, удовлетворить которые он может лишь с помощью взаимодействия с другими людьми через обмен продуктами. Как результат разделения деятельности возникает торговля, рынок и, как необходимый атрибут отношений обмена, ─ деньги. Платон впервые связал происхождение денег с процессами обмена товарами, более чем за 2000 лет до становления такого же взгляда на происхождение денег в современном европейском экономическом мышлении. По сравнению с Ксенофонтом, который считал что только «земледелие ─ мать и кормилица всех искусств», Платон утверждал, что и земледелие, и ремесла являются основой благосостояния и богатства. Такие взгляды Ксенофонта и Платона на источник богатства государств, сформулированные ими в IV веке до нашей эры, прогрессивнее взглядов меркантилистов XV ─ XVI веков нашей эры.


Заслугой Аристотеля в развитии экономической мысли является его попытка проникнуть в сущность экономических явлений и, опираясь на сущность, как на основу, вскрыть их, явлений, закономерности. В этом отличие Аристотеля от Ксенофонта и Платона и на основании этого современная экономическая наука признает Аристотеля основоположником экономического анализа. Рассматривая процесс обмена, Аристотель впервые вышел на понимание меновой стоимости, как основы обмена товарами. Он понимал, что обмениваемые товары без тождества их сущностей не могли бы относиться друг к другу, как соизмеримые величины. Другими словами, обмениваемые товары не могли бы обмениваться, если бы им не было присуще нечто, которое одинаковое и принадлежит всем товарам. По его мнению, обмен не может иметь места без равенства, а равенство ─ без соизмеримости. В обмене приравниваются все ремесла и искусства, а участвующие в нем потребительные ценности обладают чем-то общим, хотя объяснения, что есть это общее, Аристотель не дал. Огромный шаг вперёд, совершённый Аристотелем, проявился в том, что в выражении стоимости товара он открывает отношение равенства. До настоящего времени в экономических исследованиях, а также и в финансовых, вот уже более 23 веков используются отношения равенства.

Однако, формирование относительно целостных и системных взглядов в сфере теоретического познания экономики началось сравнительно недавно ─ в конце ХV начале ХVI веков. Термин «политическая экономия» как название экономической науки введён в обиход в 1615 году французским экономистом Антуаном де Монкретьеном (1575-1621) в работе «Трактат политической экономии». Это было начало этапа системного осмысливания экономических явлений и на их основе обоснование экономической политики государства. Наряду с А. Монкретьеном труды английских экономистов Вильяма Стаффорда (1554-1612), Томаса Мена (1571-1641), развиваемые экономистами других стран стали называть первой школой политической экономии ─ меркантилизмом. Меркантилисты сущностью богатства считали золото и иные драгоценности, а источником их получения ─ внешнюю торговлю. Определяющим принципом меркантилизма стала доктрина активного торгового баланса как главного условия национального благополучия. Предметом изучения меркантилизма была сфера обращения.


Второй этап классической политэкономии связывают с трудами английских экономистов ─ Уильяма Петти (1623-1687), «Трактат о налогах и сборах»-1662, Адама Смита (1723-1790) «Исследование о природе и причинах богатства народов»-1776, Давида Риккардо (1772-1823) «Начала политической экономии и налогового обложения»-1817, и французских экономистов второй половины XVIII века, которые называли себя представителями школы физиократов. Наиболее ярким представителем школы физиократов является Франсуа Кене (1694-1771) «Экономическая таблица» -1758 и ряд других экономистов.

Первое отличие второго этапа от меркантилизма в том, что осуществлён переход от исследования отношений в сфере обращения (торговли), которые характерны для меркантилизма, к исследованию экономических отношений в сфере производства благ. Остриё экономического исследования направляется на производство. Предметом исследования становятся отношения между людьми в процессе производства, а также отношения перераспределения, обмена и потребления, рассматриваемые через главенство производства и в связи с производством. Вторым отличием от меркантилизма является обоснование теории в соответствии с которой, источником богатства является человеческий труд.

В истории развития экономических учений при критике оппонентами начал классической политэкономии, основанной на принципах теории трудовой стоимости, подвергаются критике, как правило, работы Карла Генриха Маркса (1818-1883), и, в основном, критикуется его труд «Капитал» (1867). Одно из направлений критики Маркса в якобы не обоснованном введении им в политэкономию положения, что труд является субстанцией стоимости.

Однако не Маркс был первооткрывателем принципа, согласно которому, труд является основой стоимостных показателей. Не Маркс был основоположником трудовой теории стоимости.

Положил начало трудовой теории стоимости пэр Англии, профессор анатомии и музыки, доктор физики, изобретатель копировальной машины, человек, получивший медицинское образование в университетах Лейдена, Парижа и Оксфорда, крупный землевладелец ─ Уильям Петти. Он различал так называемые «политические» и «естественные цены». Под «политическими ценами» Петти понимал постоянно изменяющиеся рыночные цены, а под «естественными» ─ определённое количество труда, затраченного на производство товаров, т. е. то, что у Маркса называется стоимость.


Также, право стоять у истоков учения о трудовой стоимости наряду с У. Петти принадлежит подданному Франции Пьеру Буагильберу (1646-1714), автору работы «Рассуждение о природе богатства, денег и налогов» (1707), занимавшему высокие судебные и административные должности во времена Людовика XIV. Независимо от У. Петти Буагильбер также различал рыночную цену и «истинную стоимость». Если рыночные цены ─ случайны, то «истинная стоимость» закономерна, определяется трудом, затраченным на производство товара. Ее величину Буагильбер определял рабочим временем. Стоимость выступала у него в пропорциях между обмениваемыми товарами, отражающими равные затраты труда. «Истинную стоимость» Пьер Буагильбер принимал за основу пропорционального обмена.

Научные положения учения Петти получили развитие в экономических трудах А. Смита и Д. Риккардо.

Адам Смит, философ и экономист, учился в университетах Глазго и Оксфорда, в университете Глазго возглавлял кафедру логики, а позднее ─ кафедру нравственной философии. Читал в университете естественную теологию, этику, право и политику, политическую экономию. Впоследствии получил должность таможенного комиссара Шотландии. Адам Смит более чем через сто лет после выхода в свет работ Петти в своем «Исследовании...» обобщил развитие идей политической экономии, начавшихся с У. Петти. В отличие от Петти, который считал, что труд создаёт стоимость только в отраслях производства золота и серебра, в отличие от физиократов, которые связывали этот процесс с сельскохозяйственным производством, Смит утверждает, что труд является основанием оценки во всех сферах производства. Он говорит о равноценности всех видов труда. Труд рассматривается Смитом как основа богатства. Однако, сам труд он не рассматривает как основу для количественного определения величины стоимости товаров, а обращает внимание на денежную оценку товаров, возникающую при обмене товарами.

Давид Риккардо учился в торговой школе Амстердама. Самостоятельно изучал математику, физику, химию, геологию, теологию, литературу. С 1802 года член руководящего комитета Лондонской биржи, где за 10 лет составил себе состояние примерно в 1 млн. ф. ст., дважды избирался шерифом, был членом английского парламента. Риккардо, также как и Смит, различает потребительную и меновую ценность (стоимость). Потребительная ценность, утверждал Риккардо, не является мерилом (т.е. измерителем ─ авт.) меновой ценности, однако она абсолютно необходима для неё. Товары свою меновую ценность формируют из двух источников ─ редкости и количества труда, которое необходимо для их присвоения. Существуют товары, ценность которых определяется исключительно их редкостью (скульптуры, картины, редкие книги, монеты). Ценность этих товаров не определяется количеством труда, затраченного на их изготовление, и изменяется в зависимости от вкусов, желаний и финансовых возможностей потребителя. Однако, их количество в общей массе товаров незначительно. Меновая ценность преобладающей массы товаров определяется количеством труда.


Возвращаясь к критическим замечаниям в адрес Маркса в якобы принадлежащем именно ему утверждении, что труд является субстанцией стоимости, весь представленный до этого момента текстовый материал в тезисной форме представлен автором статьи, чтобы показать следующее.

Маркс изучил и использовал в своих трудах принципы, наработки и результаты исследований предшественников в русле уже оформившегося экономического течения ─ теории трудовой стоимости.

Маркс был продолжателем экономического направления в соответствии, с которым источником богатства является человеческий труд, был продолжателем направления, которое возникло в Европе за двести лет до выхода в свет «Капитала». Маркс был продолжателем экономического течения, в основе которого лежат экономические исследования не только Петти, Буагильбера, Смита, Рикардо и других, а и наиболее прогрессивные экономические взгляды античных философов ─ Ксенофонта, Платона, Аристотеля. Теория трудовой стоимости продолжала развиваться и после ухода из жизни К. Маркса. Она стала в различных степенях политической и экономической основой многих партий и политических течений. Её пытались применить на практике на государственном уровне. Возникло государство ─ Союз Советских Социалистических Республик (1917-1991) в котором политэкономия изучалась на основе работ К. Маркса (а также Ф. Энгельса и В. Ленина), причём изучалась как подготовительный материал для разработки политэкономии общественного обустройства, которое наступает после капитализма ─ социализм и коммунизм. Разрабатывалась политэкономия социализма и научного коммунизма. Однако, с распадом государства СССР, политэкономические исследования в вопросах теории трудовой стоимости стали затихать. Можно констатировать, что второй этап классической политэкономии в части развития теории трудовой стоимости в конце ХХ века приобрёл форму относительной завершённости. Этот этап классической политической экономии, длившийся около трёх с половиною веков, впитал в себя философию античности, политэкономические основы теории трудовой стоимости английских экономистов ─ У. Петти, А.Смита, Д. Риккардо, и французских экономистов в лице П. Буагильбера и А. де Монкретьена, в т. ч. идеи физиократов, этап, достигший своего пика в работах немца К.Г.Маркса, этап, который окреп и вышел на научный уровень, применив в политэкономии идеи немецких философов ─ диалектическую логику Г.В. Гегеля и материалистическую философию Л.Фейербаха. А что же дальше? А дальше ─ продолжение развития теории на новом уровне. Относительная завершённость теории трудовой стоимости означает завершённость в основном, завершённость в форме и в рамках классической политической экономии. Следует иметь в ввиду, что «завершённость в основном» не означает, что теория прекратила свое развитие, политэкономические аспекты теории будут и далее надстраиваться и совершенствоваться. Однако, «относительная завершённость» подразумевает, что теория трудовой стоимости имеет свое продолжение на другом уровне, а точнее ─ на макроэкономическом уровне. Это утверждение требует более детального разъяснения.


На этапе зарождения политической экономии ─ этапе меркантилизма, ее предметом считалось преумножение, а точнее, производство богатства. А. Смит определял предмет политической экономии как науку о богатстве. Швейцарский экономист С. Сисмонди (1773-1842) под политической экономией понимал науку об управлении народным богатством. Д. Рикардо утверждал, что политэкономия должна изучать законы, которые управляют распределением общественного продукта (т. е. по сути, ─ распределением общественного богатства, - авт.). К. Маркс определял, что политэкономия имеет дело со специфическими общественными формами производства богатства, то есть с другой стороной общественного способа производства ─ производственными отношениями (более сжато ─ производственные отношения при производстве богатства, - авт.)

Обобщив вышесказанное можно сделать вывод, что классическая политическая экономия, а также и марксистская акцентировали внимание на природе богатства, причинах его возникновения и возрастания, и на особенностях его присвоения.

Однако, начиная со второй половины ХIХ века в экономическом мышлении стал формироваться новый подход к пониманию предмета политической экономии, новый, по мнению авторов подхода (или подходов). Условно назовём его третьим этапом развития политэкономии или будем использовать сложившееся в научной практике наименование ─ неоклассическая школа экономической теории, представленная в предлагаемой статье теоретическими взглядами некоторых ее представителей ─ У. Джевонсом, А. Маршаллом, Э. Бём-Баверком.

Уильям Стэнли Джевонс (1835-1882) английский экономист, статистик и философ в работе «Теория политической экономии» (1871) исходным пунктом в исследованиях взял отношение человека к продукту, другими словами, полезность продукта для человека, трактуемая как желание индивида присвоить (потребить) продукт. Главную задачу экономической науки видел в изучении условий получения потребителем максимума наслаждения с минимумом затрат. Затраты по Джевонсу ─ это денежные затраты индивида на покупку желаемого продукта. В противовес трудовой теории стоимости Джевонс утверждал, что ценность товара или услуги определяется полезностью. Взяв полезность в качестве основной посылки исследования, Джевонс пытался ее измерить. Для этого он использовал психологическую теорию наслаждения и страдания, но пришёл к выводу, что измерить комплекс наслаждений и страданий нельзя, так как нет единицы измерения. Однако он считал, что чувства сравнимы косвенно «через решения человеческого ума», которые постоянно «регистрируются в рыночных прейскурантах». Если говорить проще, то «рыночный прейскурант» ─ это цена товара и, тогда, следуя Джевонсу, чувства сравнимы через цены, причём ─ косвенно. Следуя такой логике, должно быть верным утверждение: если цены стали возрастать, то их рост начался от того, что большинство индивидов стали больше страдать. Или, все же наоборот, сначала цены стали расти, а вследствие их роста индивиды стали больше страдать? Исходя из взглядов Джевонса экономическая действительность, а, следовательно, и экономические законы являются производными, то есть происходящими от субъективно-психологических мотивов и оценок индивидов. Джевонс, положив начало субъективно-психологическому подходу к предмету политической экономии, термин «политическая экономия» заменил термином «экономическая теория».


Альфред Маршалл (1842-1924) английский экономист, основатель кембриджской экономической школы. Главное произведение Маршала «Principles of economics» (1890), названое почему-то при переводе на русский язык «Принципы экономической науки» [1] (заметьте, термин “экономикс” при переводе названия исчез), на протяжении многих лет ─ основной учебник экономической теории в Великобритании и США. После выхода в свет этого произведения политическая экономия стала фигурировать как экономикс. По определению Маршалла economics ─ экономическая наука в широком смысле в отличие от более узкого термина «политическая экономия». По Маршаллу экономикс «…с одной стороны, представляет собой исследование богатства, а с другой ─ образует часть исследования человека» [1, стр. 56], исследование его усилий по удовлетворению своих потребностей в той мере, в какой эти усилия и потребности можно измерить в единицах богатства, то есть в деньгах. Маршалл считал, что стоимость выражает отношение между двумя вещами при обмене и определяется спросом и предложением. По сути, он анализировал факторы, влияющие на формирование цены. В своей теории Маршалл соединяет субъективно определяемую предельную полезность с издержками производства. Предметом его исследований были потребности (потребительные ценности) с позиции субъективно-психологической оценки ценности благ, трактуемой как предельная полезность. По мнению Маршалла, экономической науке следует изучать человека в повседневной деловой жизни, исследовать ту сторону его индивидуальной и общественной деятельности, которая связана с добыванием и потреблением материальных основ благосостояния.

Эйген Бём-Баверк (1821-1914) австрийский экономист и государственный деятель, представитель австрийской экономической школы. Он развивал и уточнял основные положения субъективной теории ценности, выдвинутой основателем австрийской школы Карлом Менгером (1840-1921) и одним из ее представителей Фридрихом Визером (1851-1926). В соответствии с их представлениями процесс формирования ценности развертывается на рынке, где приходят во взаимодействие индивидуальные оценки покупателей и продавцов того или иного блага. Тем самым «цена, ─ по словам Бём-Баверка, ─ оказывается, от начала и до конца продуктом субъективных определений ценности… На протяжении всего процесса формирования цены… не встречается ни одной фазы, ни одного момента, которые не сводились бы к величине субъективных оценок предмета участниками обмена, как к своей причине». В схеме обмена каждый покупатель сам решает для себя проблему, какое количество своего товара он готов отдать в обмен за нужное ему благо. Рыночная цена регулируется оценками «предельного покупателя» и «предельного продавца», причём, эти «предельные пары» определяются таким образом, чтобы обеспечить равновесие между числом желающих купить благо по данной цене и числом лиц, стремящихся продать его по этой цене. Тем самым, фактически, воспроизводилась концепция определения ценности товара спросом и предложением, но теперь она включала описание механизма взаимодействия индивидуальных оценок.


Современная неоклассическая школа экономической теории все чаще для своего обозначения начала использовать термин «экономикс». По мнению американцев Кэмпбелла Р. Макконнелла и Стэнли Л. Брю «экономикс … как общественная наука изучает поведение индивидов и институтов, занимающихся производством, обменом и потреблением товаров и услуг» ─ (из работы «Экономикс: принципы, проблемы и политика»). При этом представители «экономикс» считают, что в процессе присвоения материальных благ и услуг в ряду «производство ─ обмен ─ потребление» основным, что влияет на «поведение индивидов и институтов», является обмен. Это означает, что «экономикс» придерживается концепции о преобладающей роли сферы обмена, вследствие чего основными вопросами для неё являются организация и функционирование различных рынков, центральным объектом исследования становится «ценовая система», что по К.Р. Макконнеллу и С. Л. Брю равнозначно термину «рыночная система».

Экономикс ─ это, по сути, развитие меркантилизма, это оценивание экономических процессов торговыми операциями, это обобщения, выходящие на уровень единичных, индивидуальных экономических или финансовых операций, это поиск равновесия, баланса с позиций обращения, а не с позиций производства.

Но с середины ХХ века идеи экономикс доминируют. Одна из причин популярности экономикс ─ знакомые всем и, поэтому, кажущиеся понятными всем конкретные экономические показатели, которыми оперирует экономикс.

Экономикс привлекает, во-первых, тем, что, по утверждению её представителей, она базируется на экономических фактах, а к фактам экономикс относит всем известные экономические показатели: сложившейся уровень цен, инфляцию, размеры заработной платы, процент, курс акций и облигаций, показатели банковской деятельности, величины налогообложения, показатели доходов и расходов, размер прибыли и другие, преимущественно деньгами измеряемые показатели.

Во-вторых, причина популярности экономикс вызвана тем, что только политэкономическое разрешение современных вопросов хозяйственной жизни уже не достаточно. В рамках второго этапа классической политэкономии достаточно успешно проводились и в настоящее время ведутся исследования, как правило, на качественном уровне. При этом, понимается, что экономические показатели достаточно рассматривать не на численно-количественном уровне, а на качественно-количественном уровне, таком уровне аналитических и синтетических характеристик как: что представляет собой целое; что есть часть от целого; а также, ─ соотношение и взаимодействие частей, составляющих целое. Бытует точка зрения, что достаточно вести исследования на уровне причинно-следственного выстраивания связей и отношений, в том числе и количественных. Но когда возникает необходимость численной характеристики экономических процессов на макроуровне, необходимость численного описания действительных, реальных, конкретных экономических процессов в сферах макротеоретического анализа и синтеза, макропрогнозирования, здесь уже нужны количественно измеряемые экономические показатели. Именно эту проблему пытается решить экономикс и в благодарность за эти попытки практики обращают на неё внимание.


Продолжение и дальнейшее развитие теории трудовой стоимости возможно, на наш взгляд, на пути применения ее научных достижений на уровне макроэкономики. Нужен переход от политэкономии к практической экономике на макроуровне. Таким мостом, связывающим теоретические выводы классической политэкономии с их практическим применением, является количественная определённость труда, а точнее ─ показатель количества труда. Здесь будет не лишним напомнить предмет и объекты, изучаемые макроэкономикой. Макроэкономика изучает функционирование экономики в целом. Объектами ее анализа являются: национальный продукт, финансовая система, процесс ценообразования, инфляция, безработица и другие общеэкономические проблемы. Применение стоимостных показателей наряду с показателями затрат в денежной форме расширит возможности экономических исследований предмета и объектов, изучаемых макроэкономикой, позволит иначе взглянуть на функционирование финансовой системы, на процесс ценообразования и инфляции, укажет направления решений болевых экономических проблем.

Описывать и анализировать факты, собранные в форме денежных показателей с помощью этих же или других, но, всё же денежных показателей, это всё равно, что характеризовать расстояние только в показателях протяжённости, например ─ в километрах, и не применять для характеристики расстояния такой показатель, как время. А ведь человечество измеряло и измеряет расстояние временем наравне с измерением расстояния стадиями, милями, вёрстами, футами, метрами. Применение двух измерителей для характеристики и анализа фактов экономических процессов также естественно, как и в физических процессах. С другой стороны, применение стоимостных и денежных показателей методологически правомерно и возможно потому, что эти показатели измерения имеют одну качественную основу ─ человеческий труд. Количественно стоимостные и денежные показатели имеют различную природу меры, ─ стоимость меряется количеством труда, затраченного при производстве товара, а деньги меряются количеством товара, взятого в качестве эквивалента в операциях обмена товарами. Очевидно, что возникает проблема научно обоснованного применения указанных измерителей, но это и есть один из аспектов развития теории трудовой стоимости.


Развитие теоретического экономического мышления в его различных формах ─ меркантилизм, классическая политэкономия, неоклассическая школа экономической теории, экономикс, а также и в других формах в том числе, включает в себя, как необходимость, выработку общих отношений между субъективными и объективными аспектами теоретического познания. Неизбежно, со временем, экономические взгляды начинают выражать собой те определения, которые составляют природу нашего обыденного сознания. Другими словами, появляются некие «штампы», которые якобы являются истинными, принимаются на веру как истинные и применяются как исходные для дальнейших исследований. Именно такие предрассудки представляют собой заблуждения, применение которых тормозит развитие теоретической мысли. Вернее, они есть заблуждения, от которых следует освободиться до того, как преступают к работе по дальнейшему развитию теории, так как они преграждают вход в неё. Возникает необходимость в проведении критического пересмотра наработанных принципов и положений, и провести своеобразную «перезагрузку» наработанного материала. Далее, тезисно, остановимся на некоторых штампах, от которых следует отказаться.

Тезис 1. Следует учитывать, что в экономической науке ещё не сложилась теория, адекватно отвечающая вызовам экономической действительности. Сложившиеся формы теоретического экономического мышления следует рассматривать как отдельные течения и направления, которые в своём развитии опираются на свои собственные методологические основы и принципы и, вследствие чего, воспринимаются как конкурирующие друг с другом. В настоящее время классика и неоклассика противопоставляются друг другу, пытаются взаимоисключить друг друга, экономикс отвергает теорию трудовой стоимости, а теория трудовой стоимости критикует экономикс. Однако, противопоставление, взаимоотвержение и взаимная критика различных сторон экономического мышления не есть такая борьба, в результате которой произойдёт взаимоисключение, а есть процесс становления и развития экономической теории в целом.

Тезис 2. Без преувеличения можно констатировать, что экономическая наука возникла как результат анализа денежных отношений. Теоретические проблемы денежных отношений всегда занимали ведущее место в системе научных исследований практически во всех школах и течениях экономической мысли. Вследствие такой общественно-исторической денежной детерминанты сложился ряд расхожих мнений, которые безосновательно принимают за аксиому в экономике, мнения, часть из которых можно выразить словами основоположника экономикс А. Маршалла: «…хотя и верно, что “деньги“, или “всеобщая покупательная способность”, или “распоряжение материальным богатством”, составляют главный стержень, вокруг которого концентрирует свое внимание экономическая наука, объясняется это не тем, что деньги или материальное богатство рассматриваются как главная цель человеческой деятельности или даже как основной предмет исследования экономиста, а тем, что в том мире, в котором мы живём, они служат единственным пригодным средством измерения мотивов человеческой деятельности в широких масштабах» [1, стр. 78]. В этой цитате мимоходом утверждается «верность», правильность того, что “деньги“, “всеобщая покупательная способность” и “распоряжение материальным богатством” по сути ─ одно и то же. Это не так. Во-первых, выражение “всеобщая покупательная способность” относится к товарам и услугам, это способность товаров и услуг быть купленными. Такая всеобщая способность товаров и услуг быть купленными характеризуется не деньгами, а характеризуется свойствами товаров и услуг, такими свойствами, которые удовлетворяют человеческие потребности, то есть это ─ потребительная ценность (стоимость). Хлеб и масло, а равно и другие товары и услуги обладают свойством “всеобщей покупательной способности” потому, что они при их потреблении приносят пользу человеку, другими словами ─ характеризуются полезностью. Правильным на наш взгляд в контексте приведённой цитаты было бы выражение “всеобщая покупательная возможность”. Деньги дают возможность покупать, а покупательную способность «вызывает» на практике (т.е. в действительности) потребительная ценность товаров и услуг. Далее, во-вторых, выражение “распоряжение материальным богатством” в современном мире уже не понимается только как распоряжение деньгами или через распоряжение деньгами. Чтобы распоряжаться материальным богатством, ─ нужны две составляющие: деньги и власть. Такой принцип распоряжения материальным богатством стал окончательно экономической реальностью после того как деньги перестали быть носителями материальной субстанции ─ измерителя и меры в форме золотого обеспечения. Функции «золотой» меры денег перешли к органам власти. Однако, в упомянутой цитате А. Маршалла главным заблуждением является не указанные трактовки выражений. Это анализ мимоходом, к слову, своеобразный отклик на начало цитаты: «…хотя и верно…», заострение внимания на том, что после фразы «…хотя и верно…» не все сказанное может быть верным.


Одно из заблуждений, от которого следует избавится это то, что «… “деньги“ составляют главный стержень, вокруг которого концентрирует свое внимание экономическая наука…». Если мысль приведенного выражения рассмотреть через смысл слова «стержень», то для людей технического образа мышления, очевидно, что нечто может выполнять функцию стержня тогда, когда это нечто само связано с некой основой (техническим языком ─ закреплено в неком основании, имеет основание). Утверждение, что «…“деньги“…стержень, вокруг которого концентрирует свое внимание экономическая наука…» возникло в результате поверхностного наблюдения за экономическими процессами. Такое утверждение о деньгах как центре экономической действительности основано на эмпирических наблюдениях, которое можно сравнить с мнением, что Земля ─ центр (стержень) мироздания и все звезды и планеты вращаются вокруг Земли. В настоящее время в экономической науке господствуют взгляды, принимающие видимые явления в экономике за действительные без дальнейшего применения к накопленным фактам логического анализа, хотя бы на уровне формальной логики Аристотеля. Деньги участвуют в обмене, а по Аристотелю обмен не может иметь места без равенства, а равенство ─ без соизмеримости. Соизмеримость, ─ совместно имеющаяся мера, некая одинаковость в различных вещах и в различных целенаправленных действиях. В обмене приравниваются все ремесла и искусства, а участвующие в нем потребительные ценности обладают чем-то общим. Это общее ─ не деньги, а нечто иное. Таким образом, в обмене, наряду с деньгами участвует и воздействует на обмен другой, не денежный атрибут экономической действительности.

В представленной выше цитате А. Маршаллом даётся объяснение, почему деньги составляют главный стержень. Объяснение такое: «…в том мире, в котором мы живём, они (деньги ─ авт.) служат единственным пригодным средством измерения мотивов (читай ─ причин, ─ авт.) человеческой деятельности в широких масштабах» [1, стр. 78]. Мягко говоря, странное объяснение ─ «деньги … главный стержень» потому, что «…служат единственным … средством измерения…в широких масштабах». Если говорить о физических единицах измерения, то, следуя логике Маршалла ─ экономиста, Маршалл ─ физик высказался бы так: «…хотя и верно, что “метр“, или “килограмм”, или “секунда”, составляют главный стержень, вокруг которого концентрирует свое внимание физическая наука, объясняется это … тем, что в том мире, в котором мы живём, они служат единственным пригодным средством измерения причин физической деятельности в широких масштабах». На таком условном примере применительно к измерителям, применяемым в физике, более ярко можно показать, что средство измерения не является стержнем. Например, в науке физике, средство измерения выступает инструментом для более точного и однозначного измерения таких физических процессов как движение тел. Также и в экономике средство измерения не является стержнем, не является основой экономических процессов. Основой экономических процессов, также как и физических, выступает движение, или, что одно и то же, ─ действие, в экономической терминологии ─ деятельность людей при производстве, обмене и потреблении товаров и услуг, которая и именуется ─ труд.


На смену ошибочному мнению о «стержневости» денег как единственном средстве измерения действительных экономических процессов приходит осознание, что и денежные измерители и измерение количеством труда составляют двуединую систему, на которую необходимо концентрировать свое внимание экономической науке. Подобно тому, как в физике такие физические величины, как сила и энергия, принято измерять не одной единицей измерения, а в единицах, основанных на метре (пространство), килограмме (количество вещества) и секунде (время), в экономике количественных измерителей экономических процессов также не один, а два: количество денег и количество труда.

Тезис 3. Прежде чем перейти к характеристике и измеримости произведенной продукции количеством труда, о которых будет упомянуто в Тезисе 4, следует выработать единую и однозначную терминологию. В экономической литературе в настоящий момент существует полная терминологическая неоднозначность таких оценочных определений как «цена» и «стоимость». В качестве примера приведём толкование терминов «цена» и «стоимость», представленных в «Словаре современных экономических терминов» [2], изданном для обучающейся молодёжи и широкого круга лиц, изучающих экономику. Этот словарь выбран потому, что отражает господствующую в настоящее время точку зрения.

«Цена ─ важнейшее экономическое понятие, которое означает количество денег, за которое покупатель готов купить, а продавец согласен продать единицу товара. Цена ─ это стоимость единицы товара, выраженная количеством денег, которое приходится платить при покупке товара» [2].

«Стоимость ─ ценность товаров, выраженная в деньгах, которые надо заплатить, чтобы купить этот товар, денежные затраты, расход денежных средств на покупку товара, получение благ, выполнение работ и услуг. В этом смысле понятие “стоимость” аналогично понятию “цена” с той лишь разницей, что цена отражает денежную стоимость единицы товара, тогда как стоимость не обязательно относится к единице товара. Под стоимостью может пониматься не только денежная стоимость. Так, в трудовой теории стоимости она характеризуется как овеществлённый труд, то есть имеет предметную, вещественную, а не денежную основу» [2].


Как явствует из приведенных толкований «Цена ─ это стоимость … товара…», а «…понятие “стоимость” аналогично понятию “цена”…». Однако, в определении есть оговорка, что «Под стоимостью может пониматься не только денежная стоимость». Эта оговорка ─ рефлексивная дань, реверанс в сторону трёхсотпятидесятилетнего развития теории трудовой стоимости. Непонимание того, как количественно измерить труд, и, естественно, если нет измерителя, то и нет действий, связанных с числовыми показателями стоимости, привело к тому, что термины “стоимость” и “цена” стали отождествляться. Причём, отождествление происходило обыденно-эмпирическим путём: если цена товара или услуги меряется количеством денег, а стоимость тоже меряется количественно, возникала иллюзия, что если труд оценивается количеством денежных знаков, которое работник получает за свой труд (заработная плата, вознаграждение), то труд и измеряется деньгами. Ошибочное мнение, что стоимость количественно измеряется деньгами, стало расхожим штампом, основанном на том, что, якобы, иных численных измерителей экономических процессов нет, другими словами, количественный показатель труда, ─ стоимость, ─ существует только в теории как качественная количественность, и не более, а в практической деятельности ─ количественный показатель стоимости имеет денежную измеримость.

Есть и другая немаловажная причина, по которой термины “стоимость” и “цена” стали в экономике синонимами. Дело в том, что в русском языке упомянутые слова издавна считаются синонимами. В «Толковом словаре живого великорусского языка» (1863-66г.г.), созданного И.В.Даллем, представлены частично происхождение и, в основном, толкование слов русского языка середины ХIХ века. Толкование слова “цена” осуществляется через ряд слов-синонимов: достоинство, стоимость, плата, мера на деньги. В середине ХХ века то же самое. В «Словаре русского языка» (1949) С.И.Ожегова: «стоимость ─ денежное выражение ценности вещи, цена». В словарях синонимов русского языка, как в энциклопедических, так и в словарях Академии наук СССР: «… стоимость = цена = ценность = достоинство…» или «цена ─ выраженная в деньгах ценность чего-либо, стоимость». Свою лепту в синонимизацию этих терминов вносила литература: «Для меня всегда было загадкой, как определяют стоимость картины. Ясно, например, что невозможно назначить цену Рембрандту» (Д.Гранин). Такая особенность русского языка стала своеобразной проблемой для переводчиков при переводе на русский язык трудов английских и французских экономистов. Особенно остро проблема перевода в указанном контексте проявилась при переводе с немецкого работ К. Маркса. При чётком различении и однозначном экономически выверенном толковании терминов “цена” и “стоимость” изложение «Капитала» на русском становится более чётко понимаемым.

Право говорить о частично не корректном употреблении упомянутых терминов при переводе с немецкого на русский даёт не только логическая цепь изложения самого произведения «Капитал», а и история его перевода. Возьмём вариант перевода «Капитала», известный широкому кругу русскоязычных читателей, перевод И.И.Степанова-Скворцова (1870-1928) (к слову, не лишне упомянуть, что в официальных источниках фамилия переводчика звучит и иначе ─ И.И.Скворцов-Степанов). В период первой русской революции (1905─1907г.г.), Степанов-Скворцов совместно с И.А.Базаровым (Рудневым) перевёл на русский язык три тома «Капитала». В соавторстве с А.А.Богдановым (Малиновским) написал 4-х томный «Курс политической экономии». В 1920 году вышел новый перевод «Капитала», переводчиком которого был Степанов-Скворцов без соавторов. В издании 1949 года на титуле переводчиком по-прежнему объявлен Степанов-Скворцов, однако, перевод исправленный и… это через 20 лет после смерти переводчика! Оказывается, исправления сделаны Институтом Маркса-Энгельса-Ленина и внесённые изменения сводятся к следующему. «1) Перевод 1920 г. был И.И.Степановым-Скворцовым сделан не с того текста «Капитала», который нам оставлен Марксом и Энгельсом, а с текста, «обработанного» и местами искажённого Каутским. «…была произведена тщательная сверка русского перевода с 4-м немецким изданием и устранены изменения, произвольно внесённые Каутским в текст «Капитала». 2) Ленин цитирует в своих произведениях ряд отрывков из «Капитала», причём обычно приводит эти цитаты в собственном переводе. В настоящем издании (1949г.─ авт.) все эти места даны в переводе Ленина. … Применённая Лениным в этих отрывках терминология (в тех случаях, когда она отличалась от терминологии перевода И.И.Степанова-Скворцова) в большинстве случаев распространена на весь текст тома (речь идет о первом томе ─ авт.). 3) Редакция поставила себе задачу внести большее единообразие в терминологию перевода, поскольку в различных частях книги одни и те же термины Маркса переводились И.И.Степановым-Скворцовым по-разному. В ряде случаев из имевшихся в переводе И.И.Степановым-Скворцовым различных терминов редакция выбирала такой, который более удачно передаёт соответственный немецкий термин Маркса. … 5) В тех случаях, когда в переводе встречались обороты тяжёлые и затрудняющие понимание текста, редакция считала необходимым дать более литературный и более понятный текст». [3] Ограниченность объёма статьи не позволяет дать развёрнутый комментарий изменений, но очевидно, что проблема терминологии при переводе имела место и, по всей видимости, окончательно не решена и до настоящего времени.


Однако, вернёмся к вопросу построения экономического понимания терминов “цена” и “стоимость” с позиций теории трудовой стоимости. Для уяснения сути терминов используем принципы диалектической логики, один из которых гласит, что в любом деянии, в любом природном или общественном действии одномоментно существуют противоположности, которые одномоментно совместно действуют, то есть взаимодействуют и, взаимодействуя, составляют единое целое.

С позиций теории трудовой стоимости человек действует (трудится) чтобы получать в свое распоряжение материальные и духовные предметы (блага) и использовать (а точнее ─ потребить) их себе во благо для обеспечения своей дальнейшей жизнедеятельности. Непосредственно, в самом процессе труда, человек тратит свои силы или затрачивает труд, чтобы получить продукт для собственного потребления. В процессе действия, деяния, которое характеризуется как труд, точнее, в процессе труда человек «теряет», «отдаёт» часть себя в форме труда и «находит», приобретает для себя продукт. Схематично это можно описать так: чтобы иметь нечто, что-то за это нечто нужно отдать (потратить). Чтобы иметь для потребления продукт необходимо потратить часть своих физических и интеллектуальных сил. Затрачивание, «отдавание» труда и получение в своё пользование, присвоение продукта труда ─ противоположности, которые одномоментно вместе действуют, то есть взаимодействуют и, взаимодействуя, образуют единое целое. Та часть человеческого действия, определяемая как труд, которая расходуется, добровольно или принудительно «отдаётся», тратится на приобретение жизненных благ с целью дальнейшего их потребления, именно часть человеческого действия, определяемая как труд, выраженная количественно, ─ есть стоимость, именуется как стоимость. Стоимость ─ это количество труда, которое затрачивается работником в процессе производства продукта.

Если стоимость ─ количественная характеристика труда, затраченного на производство продукта, то цена ─ нечто иное. Цена ─ это количественная характеристика процесса купли-продажи через обмен продуктами, находящимися в распоряжении покупателя и продавца.


Рассмотрим процесс купли-продажи со стороны человека-покупателя, который участвует в операции обмена для того чтобы получать в свое распоряжение материальные и духовные предметы (блага). Непосредственно, в самой операции обмена, на первый план выходит не труд. На первый план выступает вещественная определённость обмена: если покупателю необходимо получить в свое распоряжение материальные и духовные предметы (блага), покупатель должен отдать взамен свои вещи (материальные предметы или деньги) и только отдав их, получает взамен необходимое благо. Вещи, выходящие на авансцену акта обмена, заслоняют собою все происходившие с ними до обмена преобразования и операции, и поэтому для покупателя и продавца выступают количественной мерой операции обмена. Цена ─ это количество вещей, материальных предметов, товаров (количество денежных знаков) которое «отдаётся» покупателем продавцу взамен получаемого продукта.

У цены и стоимости общим является то, что цена и стоимость необходимо предполагают затраты, «отдавание», плату, возмещение, отчуждение чего-либо своего за продукт, который присваивается. У цены и стоимости общим является также и то, что они результаты механизма «оценивания» вещей, продуктов, товаров. В русском языке вместо слова «оценивание» употребляют слово ─ оценка, оценка и оценивание ─ слова синонимы. Следовательно, существуют: оценка стоимостная (или стоимостная оценка) ─ процесс оценивания количеством труда; стоимость ─ результат оценивания количеством труда; оценка ценовая (или просто оценка) ─ процесс оценивания количеством другой вещи, как правило, количеством денежных знаков; цена ─ результат оценивания количеством денежных знаков.

Наряду с общим, имеющимся в терминах стоимость и цена, объективно существуют различия между ними. Разница между ценой и стоимостью заключается в том что «отдаётся», что затрачивается. Стоимость характеризуется затрачиванием человеческой целенаправленной деятельности, то есть, характеризуется затратами труда. Цена характеризуется затратами покупателя в форме передачи продавцу принадлежавших покупателю вещей (денег), за продукт, принадлежавший продавцу, который становится собственностью покупателя и им потребляется.


Представленные характеристики раскрывают лишь одну сторону взаимодействия человека и вещи, а именно ─ отношение человека к вещи. Отношение человека к вещи отражают термины: оценка, оценивание, стоимость, цена, но существует и отношение вещи к человеку. Отношение вещи к человеку ─ другая сторона взаимодействия. Обобщённо можно сказать так: если оценка ─ это действие человека на вещь, то ценность ─ действие вещи на человека. Отношение вещи к человеку терминологически именуется ─ ценность вещи и полезность вещи. Ценность и полезность вещей, ─ различные стороны отношения вещей к человеку. Ценность вещи характеризуется через возможность потребления этой вещи человеком, а полезность ─ через факт потребления этой вещи человеком.

Потребительная ценность вещи ─ это ещё не реализованная, ещё не использованная, ещё не потреблённая человеком вещь, это вещь готовая к потреблению, но ещё не потребляемая. Полезность вещи ─ это процесс потребления вещи, в пределах которого человек непосредственно использует вещь себе во благо. Например, хлеб. Когда хлеб выходит из печи хлебозавода ─ он готов к потреблению, то есть он обладает потребительной ценностью. Когда хлеб находится на полках магазинов, или куплен и находится у человека дома ─ он готов к потреблению, то есть он обладает потребительной ценностью. А когда хлеб попадает в желудок и кишечник человека и тем самым приносит пользу для здоровья человека ─ это полезность хлеба. Можно выразиться и так: потребительная ценность ─ это потенциальная полезность, а фактическое потребление ─ это непосредственно полезность. Потребительная ценность относится к вещи, это характеристика вещи вне человека, а полезность ─ это использование вещи человеком, это характеристика вещи при её потреблении человеком. В начале статьи упоминалось о «назначения вещи как потребительной ценности (стоимости)», где считалось, что потребительная ценность и потребительная стоимость ─ это одно и то же.

Применять термин «стоимость» там, где речь идёт о «цене» или о «ценности» означает вносить путаницу в изложение материала. При соблюдении терминологической дисциплины изложение становится понятным и приобретает научную однозначность. Целесообразно в дальнейшем вместо термина «потребительная стоимость» применять термин «потребительная ценность». Смысл и суть термина «стоимость» не согласуется с термином «потребление». Потребляются вещи, товары, а не стоимость. Стоимость, так же как и цена, ─ оценочный показатель для экономического анализа и расчётов, а показатели не обладают потребительной ценностью, так как не являются вещью. Но в ещё большей мере терминологическая точность необходима при употреблении терминов «меновая стоимость», «товарная стоимость», «общественно необходимые затраты труда». Иногда, по тексту, речь идет о меновой оценке, то есть о цене, а в тексте стоит «меновая стоимость». Подобная вычитка текстов невозможна в рамках данной статьи, а заострение внимания на этой проблеме ─ выполнимая задача.


Тезис 4. Главный вопрос, на который требовали ответ как противники так последователи теории трудовой стоимости, состоял в следующем: каким образом измеряется стоимость, как стоимость оценивается количественно? Сторонники отвечали так: поскольку стоимость товара создаётся трудом, то величина стоимости измеряется количеством труда, заключённого в товаре, а количественно труд измеряется рабочим временем, то есть часами. На практике вели подсчёт временем работы, например, рабочий, отработал на производстве 8 часов за одну смену, следовательно, он перенёс на продукцию стоимость равную 8-ми часам. Тогда противники резонно возражали: получается, что кузнец, отработавший физически 8 часов у механического молота, и вахтёр, контролирующий вход и выход рабочих на предприятии, отработавший так же 8 часов, создают одинаковую стоимость? Сторонники отвечали, что труд кузнеца является сложным, а сложный труд создаёт в единицу времени большую стоимость, чем простой труд. Но после такого ответа нужно было количественно, цифрами и счётом показать, как у кузнеца за 8 часов его работы может получиться стоимость больше чем 8 часов? Да и с трудом вахтёра не все гладко. Несомненно, что по сравнению с кузнецом труд вахтёра проще. Но по сравнению с трудом уборщицы он, возможно, сложнее, а может и не сложнее, как определить?

Фундаментом теории трудовой стоимости признается, как последователями, так и противниками этой теории, произведение К. Маркса «Капитал». При внимательном изучении первого тома «Капитала» становится очевидным, что Маркс не только положил в основу формирования стоимости продукта человеческий труд, но и вывел формулу, по которой стоимость становится численно рассчитываемой через затраты человеческого труда. Словесное описание этой формулы дано в самом начале первой книги (первого тома) «Капитала». Приводим дословно абзац, в котором дана формула. «Итак, потребительная стоимость, или благо, имеет стоимость лишь потому, что в ней овеществлён, или материализован, абстрактно человеческий труд. Как же измерять величину ее стоимости? Очевидно, количеством содержащегося в ней труда, этой «создающей стоимость субстанции». Количество самого труда измеряется его продолжительностью, рабочим временем, а рабочее время находит, в свою очередь, свой масштаб в определенных долях времени, каковы: час, день и т. д.» [3, с. 45].


В этой цитате после слова «Очевидно...» даётся механизм измерения величины меновой стоимости в единицах рабочего времени. При этом, однако, указывается, что рабочее время масштабируется привычным для нас астрономическим временем. О чем это может говорить? Очевидно, о том, что «рабочее время» и «астрономическое время» это не одна и та же величина. И для того чтобы получить рабочее время в понятном нам измерении (в единицах астрономического времени), его необходимо определённым образом пересчитать (масштабировать какой-то величиной, связанной с астрономическим временем). Другими словами, рабочее время ─ это не астрономическое время, это не то время, которым мы пользуемся в повседневной жизни, контролируя его механическими или электронными часами. Физическое или астрономическое время выступает частью масштаба. Масштаб же служит для пересчёта количества труда в рабочее время.

В приведенной выше цитате для исчисления стоимости единицы продукта труда (потребительной ценности) просматривается механизм расчёта рабочего времени (РВ) в форме отношения количества абстрактного человеческого труда (АЧТ) к количеству рабочего времени (РВ), которое приравнивается к отношению количества некоторого простого абстрактного труда (ПАТ) к астрономическому времени (АВ). Механизм расчёта через отношение имеет такой вид:

. (1)

Отношение в правой части данного уравнения ПАТ/АВ и является исторически сложившимся общественным масштабом рабочего времени.

Далее, в тексте «Капитала», говорится о двойственном характере заключающегося в товарах труда и что образует стоимость абстрактный труд. Следовательно, необходимо знать количество абстрактного труда и пересчитать его в величину рабочего времени с помощью масштаба. Рассчитанное таким образом рабочее время и является показателем стоимости. Другими словами формула расчёта стоимости (Стоимость), измеряемой рабочим временем (РВ), выражается в виде формализованной записи:


(2)

Для использования формулы (2) в экономических расчётах необходимо определиться с количественным измерением абстрактного человеческого труда (АЧТ) и с количественной величиной масштаба (ПАТ/АВ). Более подробно описано в [4].

Измерение абстрактно человеческого труда (АЧТ) становятся численно характеризуемым и наиболее просто определяемым при использовании метода пульсометрии. Этот метод уже широко используется в спортивной и космической медицине для планирования, определения и дозирования работы.

Показатель суммарной пульсовой стоимости определяет сумму ударов пульса человека в течение всего времени физической работы. За начало отсчёта берут частоту сердечных сокращений ─ 80 ударов в минуту.

Сумма ударов пульса во время конкретного вида труда ─ это количественный показатель, характеризующий величину абстрактного человеческого труда. Этот показатель используется в формуле (2) в виде параметра АЧТ.

Конкретные виды труда можно распределить на группы в зависимости от нагрузки, используя в качестве показателя частоту пульса. В источнике [5, с. 242] приведён пример подобного распределения, табл.1

Таблица 1. ─ Взаимосвязь нагрузки и частоты пульса.


Нагрузка

Частота пульса (удары в 1 мин.)

Пример

Очень лёгкая

70 - 80

Канцелярская работа сидя

Лёгкая

80 - 90

Работа преимущественно сидя

Умеренная


90 - 100

Переноска лёгких предметов

Средняя

100 - 125

Большая часть работ, выполняемых на производстве, переноска грузов массой 15 кг

Тяжёлая

125 - 150

Переноска грузов массой более 30 кг

В таблице 1 строка, характеризующая нагрузку как очень лёгкую, описывает простой средний труд показателем частоты сердечных сокращений, равным 70 - 80 ударов в минуту. Этот показатель является масштабом для пересчёта или, что одно и то же, показателем ПАТ/АВ в формуле (2).

Вернёмся к кузнецу и вахтёру и, используя механизм формулы (2), рассчитаем стоимость (количество труда), которую они переносят на продукцию.

Пусть частота пульса кузнеца во время его работы зафиксирована на уровне 130 ударов в минуту. Тогда, за астрономический час его работы суммарное количество ударов пульса равно 7800 ударов (130 уд./мин. 60 мин. = 7800 ударов). За смену, за 8 астрономических часов его работы, количество ударов пульса равно 62400 ударов (7800 ударов/час.8 час. = 62400 ударов). При условии, что масштаб простого труда принят на уровне 80 ударов/мин., количество труда кузнеца равно 62400 ударов : 80 ударов/мин. = 780 мин. Если перевести 780 минут в часы, то получается, что за 8 часов астрономического земного времени работы кузнеца количество труда кузнеца равно 13 часам (780 мин. : 60 мин. = 13 часов).

Частота пульса вахтёра во время его работы зафиксирована, предположим, на уровне 100 ударов в минуту. Тогда, за астрономический час его работы, суммарное количество ударов пульса равно 6000 ударов (100 уд./мин. 60 мин. = 6000 ударов). За смену, за 8 астрономических часов его работы, количество ударов пульса равно 48000 ударов (6000 ударов/час.8 час. = 48000 ударов). При условии, что масштаб простого труда принят на уровне 80 ударов/мин., количество труда вахтёра равно 48000 ударов : 80 ударов/мин. = 600 мин. Если перевести 600 минут в часы, то получается, что за 8 часов астрономического земного времени работы вахтёра количество труда вахтёра равно 10 часам (600 мин. : 60 мин. = 10 часов).


Подобным образом легко рассчитывается количество труда любого работника. Однако необходимо помнить, что рассчитанное таким способом количество труда и в полном объёме перенесённое на изготовленный продукт отражает затраты только живого труда, то что в классической политэкономии обозначается как (m+v). При нахождении величины стоимости частично перенесённой на продукцию от средств и предметов труда, т.е. при нахождении (с) и присоединении (m+v), определяется товарная стоимость. А для определения меновой стоимости товара применяется иной способ исчисления стоимости, хотя в основе лежит указанный выше механизм.

Таким образом, суть четвёртого тезиса сводится к тому, что стоимость количественно рассчитывается и вполне может использоваться в экономических расчётах наряду с денежными оценками. Ответы на вопросы о том, как использовать стоимость наряду с денежными показателями и к каким результатам это приведёт ─ и есть дальнейшее развитие теории трудовой стоимости.


SUMMARY

The article describes the history of economical theories, some disadvantages of modern economical theories and the ways of further development of labour value theory.


СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ


  1. Маршалл А. Принципы экономической науки: Пер. с англ.: В 3-х т. – М.: Прогресс, 1993. ─ Т.1. ─ 415с.

2. Словарь современных экономических терминов / Б.А. Райзберг, Л.Ш. Лозовский. ─ 4-е изд. ─ М.: Айрис-пресс, 2008. ─ 480 с.

3. Маркс К. Капитал: критика политической экономии. Т.1. ─ Л.: Государственное издательство политической литературы, 1949. ─ 794с.

4. Зайцев А.В. Исчисление величины стоимости продукта труда // Вісник Сумського державного університету. Серія Економіка. ─ 2004. № 6(65). ─ С. 159-165.

5. Шибанов Г.П. Количественная оценка деятельности человека в системах человек ─ техника. ─ М.: Машиностроение. 1983. ─ 263 с.