girniy.ru 1 2 ... 24 25




Л. Н. ИНДОЛЕВ

"ТЕМ, КТО В КОЛЯСКЕ И РЯДОМ С НИМИ"


ОТ АВТОРА 1

Глава 1. ЧТО С ВАМИ СТРЯСЛОСЬ 3

Глава 2 СТАРАЯ ДУША В НОВОЙ ОБОЛОЧКЕ 6

Пролежни — первейшая опасность 6

Спастика — хорошо или плохо? 9

Все на свете дерьмо, за исключением... мочи 11

О неприятном, но, увы, необходимом 16

Корешковые боли 19

Контрактура 20

Вторичные переломы конечностей 21

Нарушение терморегуляции 21

Нарушение дыхания 22

Глава 3. РУКИ - ЭТО ВАШИ НОГИ, БЕРЕГИТЕ ИХ! 24

Глава 4. ВСЕ ТЕЛО И ВСЯ ДУША 28

Глава 5 САМ СЕБЕ АДВОКАТ 38

Глава 6 КАК НАМ ОБУСТРОИТЬ КВАРТИРУ 43

Глава 7 КАК ВЫБРАТЬ КОЛЯСКУ 51

Глава 8. БАРЬЕР ВЗЯТ! 64

Глава 9. ТАМ, ГДЕ НАС ЖДУТ 70

Глава 10. ПОЕЗДОМ ИЛИ САМОЛЕТОМ 74

Глава 12. В ПУТЬ! 85

Глава 13. КАК ДЕЛАТЬ ДЕНЬГИ 94

Глава 14. ВСЕ В ВОДУ! 101

Глава 15. ВСТРЕЧАЮТ ПО ОДЕЖКЕ... 106

Глава 16. ЧАС ПОТЕХИ 108

Глава 17. МЫ И ВЫ 112

Глава 18. ТАКОВА СПОРТИВНАЯ ЖИЗНЬ 122

Заключение «НА СЛАДКОЕ» 127



ОТ АВТОРА


Мы с Игорем М. подъехали на его «четверке» к небоскребу Дома туриста на Ленинском проспекте, где проходил съезд Всероссийского общества инвалидов. У подъезда отеля слонялись двое парней, очевидно, фарцовщиков, в ожидании иностранцев. Мы на них не походили ни по каким статьям, поэтому парни отреагировали на наше появление так, как реагирует статуя на пригнанную ветром порожнюю банку из-под пива. Игорь довольно бесцеремонно, как мне показалось, окликнул их:

— Ребята, достаньте коляски! Парни лениво повернули головы, но не тронулись с места.


— Коляски, говорю, достаньте,— уже с раздраже­нием повторил Игорь.

— Не понял, — с вызовом ответил один из них. Тут вмешался я:

— Игорь, добавь слово «инвалидные», и все станет на место.

Назревавший было конфликт действительно быс­тро разрешился, ребята даже извинились за свою несообразительность, а я подумал о том, что такая ерунда может не просто испортить настроение, но и вызвать представление о черствости чуть ли не всего челове­чества.

Именно тогда впервые мне пришла в голову мысль предложить какие-то, пусть непрофессиональные, советы по общению инвалидов со здоровыми людьми и поведению среди них. Постепенно это желание переросло в нечто большее, и мне самоуверенно показа­лось, что со своим более чем двадцатилетним опытом колясочника я смогу порассуждать и о других сторонах нашего житья-бытья. Я начал вспоминать людей, с которыми сводила судьба, — а среди них было много необычных личностей, — стал записывать разные слу­чаи, принялся названивать и пытать знакомых, вытягивая подробности их быта, приемы борьбы с не­взгодами и физиологическими затруднениями и неми­лосердно заставляя возвращаться к пережитому. Кое-что почерпнул из книг и зарубежных журналов для ин­валидов, что-то — из поездок по стране и за границу. Так, с миру по нитке, родилась эта книга, в которой учтено далеко не все, многое вообще спорно, но если каждый из раскрывших ее найдет для себя поучитель­ным хоть один совет, я буду считать свою затею оп­равданной. Прошу, однако, не рассматривать книгу как некий справочник, претендующий на полноту, и не су­дить строго: ведь автор — не медик, не юрист, не автомеханик и не психолог, а всего лишь спинальник со стажем. Благодарю за поддержку, замечания и по­лезные сведения всех, кто мне помог.

Начал я писать в иные времена, когда все мы были вместе и когда «Запорожец» и «Москвич» не были иномарками для русского или украинца. Прекрасно сознаю, что рекомендации по выбору автомобиля, которые будут даны в одной из глав, или упоминания о горнолыжных курортах и теннисных кортах у кого-то вызовут недоумение, грустную усмешку, возможно, да­же злость: нашел, мол, о чем говорить, когда дома простыни лишней нет. Просто не хочется думать, что так будет всегда.


И еще — нам не выкарабкаться из беды, если мы не поймем три простые вещи: надо верить, что выбраться возможно и что жить все равно стоит, надо знать, что и как делать, и — самое главное — надо делать.

Только великая боль приводит дух к последней свободе: только она позволяет нам достигнуть послед­них глубин нашего существа,— и тот, для кого она была почти смер­тельна, с гордостью может сказать о себе: Я знаю о жизни больше...

Фридрих Ницше



следующая страница >>