girniy.ru 1 2 3 4
ГОУ ВПО ПГМА им. ак. Е. А. Вагнера РосЗдрава.


кафедра онкологии и лучевой диагностики.


Заведующий кафедрой д.м.н. Орлов О.А

ведущий преподаватель Рябов Ю.В.


Диагностика и оперативное лечение рака толстой кишки различной локализации.


Выполнила студентка Vкурса лечебного факультета 503 группы

Кравченко А.И.


В последние десятилетия во многих странах мира, в том числе и в России, происходит рост заболеваемости раком толстой кишки (РТК). По данным Онкологического научного центра РАМН, в 1960 г. было зарегистрировано 5007 больных с впервые установленным диагнозом РТК, а к 1992 г. их число увеличилось более чем в 7 раз и составило 37 999. В настоящее время в структуре онкологической заболеваемости РТК вышел на третье место (Н.Н.Трапезников и И.В.Поддубная, 1996). Заболеваемость злокачественными новообразованиями слепой и ободочной кишки среди мужчин составляет 11,6, а среди женщин – 9,2 на 100 тыс. взрослого населения. Заболеваемость раком прямой кишки соответственно составила среди мужчин 11,0, а среди женщин -7,1 на 100 000 населения.

В некоторых странах Западной Европы и Америки колоректальный рак переместился на второе место по частоте. В США ежегодно выявляется 150 000 новых случаев злокачественных новообразований толстой кишки.

Наиболее часто РТК выявляется у лиц старше 50 лет с постепенным снижением уровня заболеваемости в группах населения в возрасте после 75 лет. Но, несмотря на довольно четкое увеличение частоты РТК в старших возрастных группах, все чаще это заболевание диагностируют в молодом возрасте, особенно его семейные и наследственные формы.

Таким образом, проблема диагностики и лечения РТК приобрела в настоящее время важное социальное значение.


Оперативная анатомия толстой кишки

Толстая кишка – дистальная часть желудочно-кишечного тракта, которая начинается от илеоцекального отдела и заканчивается задним проходом.

Ее общая длина составляет 150 – 200 см. В толстой кишке, согласно Международной анатомической номенклатуре, различают три основных отдела – слепую, ободочную и прямую кишку (С.С.Михайлов, 1980).


Слепая кишка – проксимальная часть толстой кишки, в которую впадает подвздошная кишка через баугиниевую заслонку. Ободочная кишка, в свою очередь, состоит из следующих отделов: восходящая ободочная, правый изгиб, поперечная ободочная, левый изгиб, нисходящая ободочная и сигмовидная кишка. Последняя на уровне мыса (промонториума) крестца переходит в прямую кишку.

Для ободочной кишки характерны многочисленные бухтообразные выпячивания – гаустры, которые образуются вследствие особенностей строения мышечной стенки. Гладкая мускулатура ободочной кишки состоит из двух слоев – внутреннего циркулярного сплошного слоя и неравномерно выраженного наружного продольного слоя, образующего три линии (teniae).

Эти тении гофрируют ободочную кишку и тем самым способствуют образованию гаустр, которые выражены значительно сильнее в правых отделах ободочной кишки. В отличие от тонкой кишки, ободочная кишка имеет жировые подвески (appendices epiploicae), наиболее выраженные в левых отделах.

Ободочную кишку рассматривают как интраперитониальный орган, в то же время задние поверхности восходящего и нисходящего отделов, правого и левого ее изгибов, как правило, расположены ретроперитониально, что необходимо учитывать при мобилизации кишки во время операции.

Это обстоятельство влияет и на местное распространение раковой опухоли, способствуя прорастанию ее в забрюшинную клетчатку, поджелудочную железу, двенадцатиперстную кишку и т. п.

Прямая кишка представляет собой дистальный отдел толстой кишки, расположенный в полости малого таза и заканчивающийся в области промежности. В области перехода сигмовидной кишки в прямую исчезает брыжейка сигмовидной кишки, а наружный продольный мышечный слой равномерно распределяется по всей окружности прямой кишки, и исчезают тении, типичные для ободочной кишки. Мышечные слои прямой кишки представлены внутренним циркулярным слоем и мощным наружным продольно расположенным слоем. Выделяют четыре основных отдела прямой кишки: задний проход (длиной от 1,5 до 4 см), нижнеампулярный отдел (от 3 до 6 см от нижнего края заднего прохода), среднеампулярный (от 7 до 11 см от нижнего края заднего прохода) и верхнеампулярный (от 12 до 15 см от нижнего края заднего прохода).


Верхнеампулярный отдел прямой кишки покрыт брюшиной с трех сторон, а начиная с уровня IV крестцового позвонка прямая кишка прилежит у мужчин к семенным пузырькам, предстательной железе, мембранозной части мочеиспускательного канала, а у женщин – к задней стенке влагалища. Задняя поверхность прямой кишки повторяет ход крестца и копчика, однако между собственной фасцией прямой кишки (фасция Амюсса) и надкостницей имеется тонкая жировая прослойка, затем фасция Вальдейера–Пирогова, под которой располагается переднее крестцовое венозное сплетение.

Протяженность заднепроходного канала от кожи промежности до аноректальной (зубчатой) линии составляет 1,5–4 см. Канал покрыт переходным плоским эпителием, содержащим потовые железы и волосяные фолликулы.

На уровне заднего прохода происходит утолщение внутреннего циркулярного мышечного слоя прямой кишки, который образует внутренний анальный сфинктер. Его толщина составляет 0,9–1 см. Внутренний гладкомышечный сфинктер окружен наружным сфинктером (поперечнополосатая мышца), который состоит из трех частей – глубокой, поверхностной и подкожной. Мышечные волокна подкожной части перекрещиваются кпереди от заднего прохода и прикрепляются к коже, окружающей задний проход. Поверхностная часть наружного сфинктера берет свое начало от сухожильного центра промежности и прикрепляется частично к коже, частично к надкостнице копчика. Самая глубокая – третья часть наружного сфинктера состоит из циркулярных волокон, в виде цилиндра охватывающих внутренний сфинктер. Между ними располагается межсфинктерное пространство, представленное фиброзно-измененным продольным мышечным слоем прямой кишки. Волокна глубокой части прикрепляются кзади к копчику, а спереди у мужчин сливаются с луковично-пещеристой мышцей, а у женщин – со сжимателем влагалища.

На уровне верхнего края глубокой части наружного сфинктера в стенку прямой кишки вплетаются волокна мышцы, поднимающей задний проход. Эта ее часть имеет название пуборектальной мышцы, ножки которой начинаются от лобковых костей и перекрещиваются позади прямой кишки. Пуборектальная мышца, верхний край наружного сфинктера и внутренний сфинктер образуют аноректальное кольцо, хорошо пальпируемое при пальцевом исследовании прямой кишки.



Этиологические факторы и предраковые заболевания


К настоящему времени накоплено достаточно много данных, позволяющих приоткрыть завесу над этиологией РТК. Эпидемиологические исследования показали, что в разных регионах мира имеются существенные различия в заболеваемости РТК. Так, наибольшая частота РТК отмечается в индустриально развитых странах Западной Европы и Северной Америки, в то время как в Южной Азии и экваториальной Африке это заболевание встречается крайне редко.

В России РТК в больших индустриальных городах наблюдается значительно чаще, чем в сельской местности.


Факторы риска

Диета. Прежде всего к факторам, способствующим возникновению РТК, следует отнести характер питания населения с преобладанием “малошлаковых”, рафинированных продуктов с большим содержанием животных белков и жиров, в то время как у жителей стран с низкой частотой рака этого органа в диете преобладает растительная пища.

Достоверно установлено, что избыточное употребление животных жиров приводит к увеличению синтеза холестерина и желчных кислот печенью, и, соответственно, повышенному их содержанию в толстой кишке. Под влиянием микрофлоры кишечника они преобразуются во вторичные желчные кислоты и другие потенциально токсические метаболические продукты.

Низкое содержание клетчатки в пище обусловливает замедленное продвижение содержимого по толстой кишке, что приводит к повышению концентрации метаболитов желчных кислот в кале и возрастанию продолжительности их контакта со слизистой оболочкой толстой кишки. При этом было установлено, что в группах населения, предпочитающих диету с высоким содержанием животных жиров и белков (западные диеты), экскреция этих продуктов существенно выше таковой в популяциях, предпочитающих растительную пищу. Теоретически большое количество клетчатки увеличивает объем фекальных масс, разбавляет и связывает возможные канцерогенные агенты, уменьшает время транзита содержимого по кишке, ограничивая тем самым время контакта кишечной стенки с канцерогенными агентами.


Колоректальные полипы. Л.Л. Капуллер (1985) установил, что определенные типы полипов толстой кишки увеличивают риск развития в ней рака. При этом у 38% пациентов с начальными формами рака он находил остатки аденом. Колоректальные полипы относительно редки в молодом возрасте, но более распространенны у лиц старшего возраста, особенно после 50 лет. Некоторые исследования подтверждают, что более чем 50% населения старше 60 лет имеют полипы в толстой кишке (Fry R.D. и соавт., 1989).

Последовательность полип–рак подтверждена многочисленными исследованиями, хотя вовсе и не каждый полип, особенно размером менее 1 см, трансформируется в рак, но такая вероятность существует у значительного числа этих новообразований. Своевременное удаление этих полипов через колоноскоп несомненно уменьшает риск развития РТК.

Воспалительные заболевания толстой кишки. Все исследователи единодушны в том, что развитию рака предшествует тяжелая дисплазия. Скорее всего именно поэтому у больных с хроническими воспалительными заболеваниями толстой кишки, особенно с язвенным колитом, частота возникновения РТК значительно выше, чем в общей популяции. На степень риска развития рака влияют длительность и клиническое течение заболевания. У болеющих язвенным колитом более 30 лет существует 60% вероятность развития РТК. Болезнь Крона толстой кишки также сопровождается высоким риском возникновения РТК, но он меньше, чем при язвенном колите. В то же время дифференцировать злокачественную трансформацию при этом заболевании значительно труднее.

Наследственность в патогенезе РТК имеет определенное значение, особенно при “неполипозном” раке. Лица, имеющие первую степень родства с больным колоректальным раком, имеют 2–4-кратную степень риска развития РТК. Некоторые семейные болезни, такие как семейный диффузный полипоз, синдром Гарднера, синдром Турко, сопровождаются высоким риском развития РТК. Если у таких больных не удалить полипы толстой кишки или ее саму, то почти у всех развивается РТК.


Семейный раковый синдром, передающийся по аутосомальному доминантному типу, проявляется множественными аденокарциномами эндометрия или ободочной кишки. Выделяют две формы семейного ракового синдрома (синдром Линча).

Синдром Линча I характеризуется следующими признаками:

1) аутосомно-доминантный тип наследования;

2) заболевание возникает в раннем возрасте;

3) локализация опухоли толстой кишки преимущественно правосторонняя;

4) первично-множественные синхронные опухоли.

Синдром Линча II характеризуется такими же признаками, но с одновременным или последовательным развитием рака матки, яичников, желудка, мочевого пузыря и пр. Эта форма синдрома чаще наблюдается у женщин.

К факторам риска также следует относить злокачественные опухоли других органов. Так у женщин, имевших рак молочной железы или гениталий, риск заболеть раком толстой кишки значительно увеличивается. Кроме того, у больных, перенесших операцию по поводу РТК, имеется большая вероятность возникновения метахронной опухоли как в толстой кишке, так и в других органах.

Кроме указанных больных, риску заболеть раком толстой кишки подвержены пациенты в возрасте старше 50 лет, страдающие хроническими заболеваниями желудочно-кишечного тракта, гениталий, сердечно-сосудистой системы, ожирением; им необходимо диспансерное наблюдение.

Следует придерживаться правила, согласно которому у любого больного, предъявляющего жалобы на кишечный дискомфорт (запоры, неустойчивый стул и пр.) и патологические выделения из прямой кишки, может быть обнаружено одно из предраковых заболеваний или злокачественная опухоль толстой кишки. В связи с этим таких больных при первом же обращении к врачу необходимо подвергнуть полному обследованию, включающему клинический осмотр, пальцевое исследование прямой кишки, а у женщин и влагалища, ректороманоскопию. В сомнительных случаях показана ирригоскопия и фиброколоноскопия. При этом необходимо учитывать, что злокачественная опухоль может сочетаться с другими поражениями толстой кишки: геморроем, анальной трещиной, свищами прямой кишки, полипами и т.п. Вследствие этого при выявлении любого заболевания прямой кишки необходимо провести обследование в полном объеме. Пренебрежение этим правилом приводит к диагностическим ошибкам.



Локализация и патологическая анатомия РТК


В структуре заболеваемости РТК многие исследователи отметили тенденцию к увеличению частоты рака правых отделов толстой кишки и уменьшению частоты поражения ее левых отделов.

Вместе с тем, по данным М. Corman (1989), за двадцатилетний период не произошло существенного изменения в частоте поражения правой и левой половины толстой кишки. В восходящей кишке опухоль локализовалась в 18% наблюдений, в поперечной ободочной кишке – в 9%, в нисходящей – в 5%, в сигмовидной – в 25% и в прямой кишке – в 43%.

Макроскопически в толстой кишке выделяют две основные формы роста опухоли: экзофитные, растущие в просвет кишки и эндофитные, инфильтрирующие кишечную стенку. По мере роста опухоли ее форма может изменяться. Однако в клинической практике чаще всего встречаются смешанные формы, когда наряду с экзофитным ростом отмечается глубокая инфильтрация кишечной стенки и окружающих тканей. Нередко к моменту обнаружения опухоли в результате несоответствия уровня кровоснабжения в ней развиваются выраженные вторичные изменения в виде дегенеративных, некротических и реактивно-воспалительных процессов. Это часто приводит к изъязвлению опухоли, вследствие чего она приобретает новую, например, блюдцеобразную форму. Кроме этого, вторичные изменения могут быть представлены очагами отека, кровоизлияниями, полостями распада с образованием абсцессов как в строме опухоли, так и в окружающих тканях.

По мнению Л.Л.Капуллера (1987), макроскопические формы роста опухоли в известной мере отражают стадии ее развития и являются одним из важных прогностических факторов. M. Corman (1989) выявил корреляцию между степенью дифференцировки опухоли и ее макроскопической формой. Так, плохо дифференцированные опухоли чаще имеют эндофитную форму роста и соответственно менее благоприятный прогноз.

Все раковые опухоли желудочно-кишечного тракта имеют большое сходство как по внешнему виду, так и по микроскопическому строению. Различают следующие виды злокачественных эпителиальных опухолей: 1. Аденокарцинома (высоко, умеренно и малодифференцированная). 2. Слизистая аденокарцинома (слизистый или коллоидный рак). 3. Перстневидно-клеточный рак. 4. Плоскоклеточный рак. 5. Железисто-плоскоклеточный рак. 6. Недифференцированный рак. 7. Неклассифицируемый рак.


Чаще всего новообразования толстой кишки имеют строение аденокарциномы. Так, по данным Л.Л.Капуллера (1989), аденокарцинома выявлена у 92,4% больных колоректальным раком. На остальные микроскопические формы пришлось лишь 7,6%.


Метастазирование


Метастазирование РТК происходит лимфогенным, гематогенным и имплантационным путями.

При патоморфологических исследованиях раковых опухолей в большинстве наблюдений определяют проникновение раковых клеток в тканевые лимфатические щели.

Частота метастазирования РТК в регионарные лимфатические узлы колеблется от 30 до 61% (В.Н. Демин, 1960; Л.Л. Капуллер, 1989; I. Kodner и соавт., 1989). Чаще всего лимфогенное распространение колоректального рака происходит в проксимальном направлении от опухоли по ходу питающих сосудов. Исключительно редко происходит поражение лимфатических коллекторов, расположенных ниже опухоли.

Не менее чем в 20% наблюдений выявляют инвазию раковых клеток в мелкие вены (Л.Л. Капуллер, 1989). Раковые клетки в крови, взятой интраоперационно из нижнебрыжеечной вены, обнаруживают у 14,6% больных раком прямой кишки. При этом установлена зависимость частоты инвазии от гистологического строения опухоли. В этом плане наиболее неблагоприятны слизистая аденокарцинома, перстневидно-клеточный рак, недифференцированный и неклассифицируемый рак. Они быстрее метастазируют и чаще распространяются не только на всю кишечную стенку, но и на окружающие ткани и органы при сравнительно небольшом повреждении слизистой оболочки кишки.

Течение колоректального рака в значительной степени зависит от гистологической дифференцировки опухоли. Степень дифференцированности опухоли отражается на глубине инфильтрации кишечной стенки и частоте лимфогенного метастазирования. У больных с хорошо дифференцированной опухолью прогноз более благоприятен, чем у пациентов с малодиффренцированными формами рака. Чаще всего встречаются умеренно дифференцированные опухоли.


РТК может прорастать в любые соседние органы или ткани. Наиболее часто поражаются мочевой пузырь, тонкая кишка, брюшная стенка, яичники, матка, задняя стенка влагалища, предстательная железа и семенные пузырьки. Однако подобное прорастание не всегда сопровождается отдаленным метастазированием, поэтому в таких случаях целесообразно проведение комбинированных резекций.

Местный рост опухоли и лимфогенное метастазирование взаимосвязаны, но эти процессы не всегда параллельны. Так, 15% опухолей, ограниченных мышечным слоем кишечной стенки, сопровождаются лимфогенным метастазированием, в то время как при прорастании всех слоев кишечной стенки поражение лимфоузлов сопутствует более чем 50% опухолей. Вместе с тем даже при прорастании опухоли в соседние органы (местнораспространенные формы рака) нередко (30%) отсутствует .лимфогенное метастазирование.

Отдаленные метастазы чаще всего определяют в печени, которая бывает поражена у 12–50% больных колоректальным раком (В.И. Кныш и соавт., 1972; З. М. Кунашев, 1996; I. Kodner и соавт., 1989). Прежде всего, это можно объяснить особенностями венозного оттока, поскольку верхняя и нижняя брыжеечные вены впадают в воротную вену.

Существенно реже определяют отдаленные метастазы в головном мозге, в легких, костях, яичниках, сальнике.

З.М.Кунашев (1996) установил, что имеется прямая зависимость между частотой поражения регионарных лимфатических узлов и риском метастатического поражения отдаленных органов, т.е. в группе больных с вовлечением в опухолевый процесс лимфатической системы существенно чаще выявляли отдаленные метастазы.

На наш взгляд, карциноматоз брюшины у больных со злокачественными заболеваниями толстой кишки развивается за счет имплантационных метастазов. Скорее всего этот же путь метастазирования имеет место у больных с образованием опухолевых узлов в области послеоперационных рубцов, а также при рецидиве заболевания в области межкишечных анастомозов.




следующая страница >>