girniy.ru 1 2 ... 13 14
МУСУЛЬМАНСКАЯ


ФИЛОСОФИЯ

АЛ-АШАРИ


Возникновение спекулятивной теологии - калам явилось закономерным следствием эволюции мусульманского общества и настоятельной потребности разрешения споров относительно толкования догм и предписаний исламского вероучения между представителями различных сект и групп, на которые раскололась умма вскоре после смерти пророка Мухаммада. Последователи калама - мутакаллимы устраивали собрания-диспуты, в которых участвовали также немусульманские оппоненты, иудеи и христиане прежде всего. В спорах и дискуссиях мутакаллимов формировалось проблемное поле средневековой арабской философии.

Мутакаллимы принимали ряд положений в качестве аксиом, служивших для них отправными точками для рефлексии и рассуждений. К таким аксиомам относились: "единобожие":

"Божественная справедливость": "обещание и угроза" (со стороны Бога в ответ на человеческие деяния); "промежуточное состояние" (между двумя крайними позициями по вопросу о том, исключают ли верующего из числа мусульман за совершенные им смертные грехи): "повеление одобряемого и запрещение порицаемого" (положение, обязывающее мусульман противостоять злу и вершить добро).

Принятие указанных аксиом не освобождало тем не менее от сомнений и разногласий по широкому кругу проблем, касающихся прежде всего центрального догмата ислама о единобожии - таухид, божественных атрибутов, сотворенности Корана, свободы воли и др.

Принципиальное отличив мутакаллимов от догматиков заключалось в том, что для разрешения спорных вопросов они обращались к разуму, используя рациональные методы аргументации. Тем самым объективно было Положено начало разделению богословского и светского знания.

К разряду самых влиятельных школ калама относятся мутазилизм и ашаризм. Мутаэилиты (букв. "обособившиеся", "отделившиеся") были первыми по времени и более последовательно рационалистическими по направленности. Не случайно поэтому именно их деятельность способствовала формированию философской мысли - фалсафа, первым крупным представителем которой был ал-Кинди, близкий к кругам мутазилитов.


Ашариты - последователи ал-Ашари (873-935), мутазилита, которого нередко обвиняют в капитуляции перед исламским традиционализмом, поскольку он и его сторонники проявляли большую осторожность в своих утверждениях, касающихся исламских догм. Ашариты, например, признавали извечность некоторых божественных атрибутов, в частности знаниями воли; отказывались от утверждения сотворенности Корана, отличая "несотворенный смысл" от "сотворенного словесного выражения"; вместо открытого признания свободы воли предпочитали занять примирительную позицию-между крайними по этой проблеме точками зрения.

Доксографическое произведение ал-Ашари "О чем говорили люди ислама и в чем разошлись творившие молитву" дает возможность познакомиться со взглядами крупнейших теоретиков раннего ислама по широкому кругу проблем, обсуждавшихся среди мутакаллимов. Публикуемые отрывки из этого сочинения представляют собой первый перевод на русский язык текстов калама. Перевод выполнен А.В.Смирновым по изданию: ал-Ашари, Абу ал-Хасаи. Маколат ал-исламиййин ва ихтилаф ал-мусаллин. Висбаден, 1980. В круглых скобках указаны страницы оригинала.

 

"О чем говорили люди ислама и в чем разошлись Творившие молитву"

[БОГ, И ЕГО АТРИБУТЫ]

Те мутазилиты, которые говорили, что Бог непрестанно знающий, могущественный и живой, разошлись в вопросе о том, является ли Он знающим, могущественным и живым благодаря Самому, Себе или благодаря знанию, могуществу и жизни и каков смысл высказываний "знающий), "могущественный", "живой".

Большинство мутазилитов и хариджитов, многие, мурджииты и некоторые зеидиты считали, что Бог знающий,, могущественный и живой благодаря Самому Себе. не благодаря знанию, могуществу и жизни. Они говорили, что у Бога имеется знание в том смысле, что Он - знающий, и что у Него, могущество в том смысле, что Он - могущественный, но не высказывались так о жизни и не говорили, что, у Него есть жизнь, равно как слух или зрение, но говорили: сила и знание, поскольку Сам Всевышний высказался именно так.


Некоторые из них говорили: у Него есть. знание в смысле познаваемое, у Него есть могущество в смысле подвластное, но ни о чем ином не высказывались так.

Абу ал-Хузейл [ал-Аллаф] говорил: Он знающий благодаря знанию, которое-Он [сам]. Он могущественный благодаря могуществу, которое - Он [сам]. Он живой благодаря жизни, которая - Он [сам]. Так же он говорил о Его слухе, зрении, вечности величии, силе, великолепии, вознесенности и прочих самостных атрибутах. Он заявлял: когда я говорю, что Бог знающий, я утверждаю у Него знание, которое - [сам] Бог, отрицаю за Богом невежество и указываю на познаваемое, что было, есть или будет. Когда я говорю "могущественный", я отрицаю за Богом бессилие, утверждаю у Него могущество, которое - [сам] Бог, и указываю на подвластное. Если я говорю, [что] у Бога жизнь, я утверждаю у Него жизнь, которая- [сам] Бог, и отрицаю за Богом смерть. Он говорил: у Бога лик, который -Он [сам], так что лик Его - Он [сам] и душа Его- Он [сам]. То, что Бог говорит о "руке", истолковывается Как "благодать", а речение Бога (Славен Он и Велик!) "чтобы ты был выращен на Моих глазах" (1) истолковывается как "с Моего ведома".

Аббад говорил: Он .знающий, могущественный и живой, но я не утверждав) у Него знание, могущество или жизнь, не утверждаю слух, не утверждаю зрение, а говорю: Он знающий не благодаря знанию, могущественный не благодаря могуществу, живой не благодаря жизни, слышащий не благодаря слуху, и так обо всех прочих именах, коими Он именуется не благодаря Своему действию или действию иного.

Он не соглашался с теми, кто полагал, что Он знающий, могущественный и живой благодаря Самому Себе или Своей самости, и не признавал упоминание "Себя" или "Самости". Он не соглашался с тем, что у Бога знание, могущество, слух, зрение, жизнь это вечность. Ему принадлежат слова: говоря "знающий", я утверждаю имя Бога и вместе с ним [наше] знание о [наличии] познаваемого, говоря "могущественный", я утверждаю имя Бога и вместе с ним [наше] знание о [наличии] подвластного, говоря "живой", я утверждаю имя Бога. Он не соглашался с тем, что у Творца есть лик, руки, глаза, бок. Он говорил: я читаю Коран и произношу все, что сказал Бог в этом роде, но только когда читаю 'Коран. Он не соглашался, что речение о Боге: Он знающий, - имеет тот же смысл, что речение о Боге, что Он могущественный, или что речение о Боге: Он могущественный, - имеет тот же смысл, что речение о Боге: Он живой. То же и об атрибутах, коими описан Бог, не благодаря Своим действиям, например, что "слышащий" имеет не тот же смысл, что "видящий", и не тот, что' "знающий".


Дирар говорил: смысл того, что Бог знающий, в том, что Он не является невежественным, а смысл того, что Он могущественный, - что Он не является бессильным, а смысл того, что Он живой, •- что Он не является мертвым.

Ан-Наззам говорил: смысл моего речения "знающий" - утверждение Его самости и отрицание за Ним невежества, смысл моего речения "могущественный" утверждение Его самости и отрицание за Ним бессилия, смысл моего речения "живой" - утверждение Его самости и отрицание за Ним смерти. Так же он говорил и обо всех прочих именах самости. Он считал, что имена самости различаются благодаря различию того, что отрицается за Ним: бессилия, смерти и другого, что противополагается [именам самости], такого, как слепота, глухота и прочее, а не благодаря различию всего этого в Нем самом. Другие мутазилиты говорили:

имена и атрибуты различаются благодаря различию познаваемого и подвластного, не из-за различия в Нем. Ан-Наззам говорил, что Всевышний упомянул "лик" в расширительном плане, не потому что у Него есть лик истинно, и что смысл [слов] "пребудет лик Господа твоего" (2) - "твой Господь пребудет", а смысл [слова] "рука" - благодать.

А иные мутазилиты считали, что имена и атрибуты различаются благодаря различию передаваемого ими смысла. Говоря, что Бог знающий, я сообщаю тебе знание о Нем, что Он отличен от того, что не способно познавать, опровергаю тех, кто говорит, что Бог невежествен, и указываю на то, что у Него есть познаваемое. Таков смысл нашего речения "Бог знающий". Говоря, что Бог могущественный, я сообщаю тебе, что Он отличен от того, что не способно мочь, опровергаю тех, кто говорит, что Бог бессилен, и указываю на-то, что у Него есть подвластное. Сказав, что Он живой, мы дадим тебе знать, что Он не таков, как то, что не может быть живым, и опровергнем тех, кто говорит, что Он мертв. Таков смысл речения "Он живой". Это я слышал от самого ал-Джуббаи.

Абу ал-Хусейн ас-Салихи говорил: смысл моего речения, что Бог знающий не как все знающие, могущественный не как все могущественные, живой не как все живые, - что Он вещь не как все вещи. Так же он говорил об остальных самостных именах. Если его спрашивали: "Так ты говоришь, что [речение] „Он знающий не как все знающие" имеет тот же смысл, что „Он могущественный не как все могущественные"?" - он отвечал: "Да, смысл этого - что Он вещь не как все вещи". Так же он говорил об остальных самостных именах. Он считал, что "вещь не как все вещи" имеет тот же смысл, что "знающий не как все знающие".


О Муаммаре передают, что он говорил: Творец знающий благодаря знанию, и что Его знание есть у Него благодаря некоему смыслу, а тот смысл - благодаря другому смыслу, и так без предела. Так же он думал и о прочих атрибутах. Мне об этом сообщил Абу Амр ал-Фуратийй, слышавший от Мухаммада бен Исы ас-Сайрафи, что Муаммар говорил так.

А некоторые багдадцы говорили, что смысл речения "Творец знающий" - не тот же, что смысл [речения "Творец] могущественный", и не тот же, что смысл [речения "Творец] живой", однако смысл [речения], что "Творец живой", тот же, что [речения], что "Он могущественный", а смысл [речения], что "Он слышащий", тот, что "Он знающий о слышимом", и [смысл речения], что "Он видящий", тот, что "Он знающий о зримом".

Согласно им, смысл [речения] "вечный" - не тот же. .что [смысл речения] "живой", и не тот, что [смысл речения] "знающий, могущественный". Так .же смысл речения о Творце, что *0н вечный", тот же, что смысл [речения]: "Он знающий", но не тот, что смысл [речения]: "Он живой, могущественный". (с. 164-168)

Багдадцы разошлись во мнениях относительно высказывания "Бог благороден": относится ли оно к атрибутам самости •или атрибутам действия?

Иса ас-Суфи говорил, что описание Бога как "благородного" относится к атрибутам действия и что "благородство"-" это "щедрость". А если, его спрашивали: но ведь ты [тем самым] утверждаешь, что "вечный" - это иное, нежели "благородный"? -- он отвечал: нет, это не вытекает из моих слов, точно так "же как, если я говорю, что "добродетель" и "справедливость" -атрибуты действия, из этого не вытекает, это Творец нечестен,, несправедлив и недобродетелен, ибо такое напоминает хулу. Точно так же, хотя "благородство" действие, я тем: не менее не говорю, что Бог - это иное, нежели "благородный".

Ал-Искафи говорил: [атрибут] "благородный" предполагает две стороны. Одна - что это атрибут действия, если "благородный" имеет смысл , "щедрый", а другая-что это атрибут самости, если под ним подразумевают, что, Он сам собой возвышен и вознесен над [всеми] вещами. Он доказывал это тем, что говорят "благородная земля", подразумевая, что она выше всех прочих земель.


Ал-Джуббаи говорил, что "благородный" мысле "могучий" относится к самостным атрибутам Бога, а "благородный" в смысле "щедрый", "одаривающий" - к атрибутам действия. Когда ему возражали: если ты говоришь, что "добродетель" - действие, то скажи тогда, что Всевышний Бог постоянно не добродетелен, - он отвечал: я говорю: не добродетельный и не порочный, дабы не создавалось представления [о хуле]. Да, Он постоянно не справедливый и не неправедный. Он постоянно нечестный и не лжец, и точно так же Он постоянно не милостив и не жесток, не творящ и Не питающ. (с. 506-507)

Мутакаллимы разошлись во мнениях о смысле высказывания "Бог вечен".

Некоторые говорили, что речение "Бог вечен" имеет тот смысл, что Он непрестанно существовал без всякого начала и что Он бесконечно предшествует всему возникшему. Так говорил ал-Джуббаи.

Ад-Аббад говорил, чтосмысл[атрибута] "вечный" тот, что Он непрестанен, а смысл того, что Он "непрестанен" - что Он вечен. Другие говорили, что "смысл [атрибута] - вечный - что Он бог.

А те, кто утверждал, что Вечный вечен благодаря вечности, говорили: смысл того, что "Бог вечен"- утверждение за Богом вечности, благодаря которой Он вечен. Точно так же, согласно им, смысл "знающего"-утверждение знания, и так далее во всех атрибутах.

Передают, что некоторые философствующие не говорят о Творце, что Он вечен.

О Муаммаре передают, что он говорил! Творец вечен только в том случае, если сотворил возникшее.

Мутакаллимы разошлись во мнениях о том, имеется ли Творец "вещью" или нет.

Джахм бей Сафван заявлял, что не говорится "вещь", поскольку он считал, что "вещь" - это только сотворенное, имеющее подобие.- А большинство молящихся считают, что Творец - вещь.

Те, кто говорит о Нем "вещь", разошлись-во мнениях о том, что значит, что Он вещь.

[Гиле]морфисты говорили, что смысл того, что Бог --вещь, это смысл того, что Бог - тело.

Другие говорили: смысл того, что Бог - вещь, это смысл того, что Он существует. Так думают те, кто считает; что нет вещей иных, нежели сущее.

А некоторые говорили: смысл того, что Бог - вещь, это утверждение Его. Так полагали те, кто утверждал, что вещи суть вещи до своего бытия и что они утверждены как вещи до своего бытия. Это высказывание самопротиворечиво, поскольку нет разницы между тем, чтобы быть утвержденными, и тем, чтобы быть существующими. Так говорил Абу ал-Хусейи ал-Хайят.

Аббад бен Сулейман говорил, что смысл того, что Бог --вещь, состоит в том, что Он - иное, поскольку любая вещь - это иное и любое иное - вещь.

Ал-Джуббаи говорил, что Бог непрестанно знающий и могущественный [в отношении] вещей благодаря Самому Себе до того, как им быть. Он говорил, что неправильно говорить "вещи" - до того, как им быть", поскольку их бытием есть они. Он отрицал, что [можно] говорить "вещи" - до самих себя",-однако они познаваемы [как] вещи до того, как им быть. Так же и субстанции, согласно ему, именуются субстанциями до того, как им быть, а цвета - цветами до того, как: им. быть. Но он был против того, чтобы именовать формы формами до того, как им быть, тела- телами до того, как мм быть, и действия - действиями до того, как им быть.

Он говорил, что высказывание "вещь" -свойство всего познаваемого. Поскольку вещи являются познаваемыми до того, как им быть, то они и именуются .вещами до того, как им быть. То, чем вещь именуется благодаря самой себе, тем она должна именоваться до того, как ей быть, подобно "субстанции", а также "белизне", "черноте" и так далее. Тем, чем вещь именуется благодаря существованию причины, коя не в ней, она может называться при своем небытии и до того, как ей быть, если существует причина, благодаря коей она .именуется тем именем, как [именуются] "позванный" и "названный", если существует взывание и называние оных, и как вещь, несмотря на свое небытие, называется "погибшей", если существует ее погибель. Он [также] говорил, что тем, чем вещь именуется благодаря существованию причины, [коя не в ней], вещь не может именоваться до того, как ей (вещи. - А.С.) быть, при небытии ее (причины. - А.С.), например "движущееся", "черное" и тому-подобное. То, чем вещь именуется потому, что она- действие и само возникновение, как "претерпевающее" или "возникшее", тем она не может именоваться до того, как ей быть. Чем именуется данная вещь и другие вещи, дабы различить их роды и иные роды [вещей], тем [можно] называть их до того, как им быть. То, чем вещь именуется, когда сообщают о ее утвержденное или указывают на оную, как высказывание "сущий", "утвержденный" и тому подобное, тем она может именоваться до того, как ей быть. Он не называл знание "знанием" до того, как ему быть, поскольку знать - это считать вещь такой, какова она, по необходимости либо благодаря доказательству. Так, приказание не именуется приказанием до того, как ему быть, поскольку оно является приказанием благодаря намерению того, кто именно намеревается [отдать приказание], поскольку нечто может иметь такой же образ, как и приказание, но при этом оно - угроза, а не приказание.


Он говорил, что сущее, которое уже существует, именно до того, как ему быть, не существовало. Он не возражал против того, чтобы говорилось: "Творец непрестанно знает тела и сотворенное", не потому что он называл их "тела" до того, как им быть, или "сотворенное" до того, как ему быть, но в том смысле, что Он непрестанно знал, что они будут телами и сотворенным.

Он не утверждал за Творцом истинностное знание, благодаря которому Он знающий, или истинностное могущество, благодаря которому Он могущественный, и так далее обо всем, чем описывается Вечный благодаря Самому Себе.

Атрибуты самости и атрибуты действия он различал так же, как мутазилиты, о которых мы упоминали раньше.

Он утверждал, что смысл высказывания: "Он знающий" - утверждение Его, а также, что Он не таков, как то, что не может познавать, и опровержение тех, кто утверждает, что Он невежествен, и указание на то, что у Него имеется познаваемое. [Он говорил,] что смысл высказывания "Он могущественный" - утверждение Его, указание на то, что Он не таков, как то, что не может мочь, и опровержение тех, кто утверждает, что Он немощен, и указание на то, что у Него имеется Ему-подвластное. Смысл высказывания "Он живой" - утверждение Его единым, и что Он не таков, как то, что не может быть живым, и опровержение тех, кто утверждает, что Он мертв. Высказывание "слышащий" - утверждение Его, и что Он не таков, как то, что не способно слышать, и опровержение тех, кто заявляет, что Он глух, и указание на то, что слышимое, коли оно есть. Он слышит. Смысл высказывания "видящий" - утверждение Его, и что Он не таков, как то, что не способно видеть, опровержение тех, кто заявляет, что Он слеп, и указание на то, что Он видит зримое, коли оно есть. А высказывание его о том, что Он - вещь вечная и сущая, не такая, как [другие] вещи, мы уже разъяснили.

Ал-Джуббаи считал, что речение "бог" (илах) имеет тот смысл, что поклонение по праву принадлежит только Ему. Он считал это атрибутом самости. А смысл речения "Бог" (Аллах) - что Он "[единственный] бог" (ал-илах).


Он не говорил, что "Творец" - это смысл, поскольку смысл - это смысл речи. Он говорил, что Творец непрестанно пребывающ истинностно благодаря Самому Себе, а не благодаря пребыванию; а смысл того, что Он пребывающ, в том, что Он существует не благодаря возникновению.

[Он говорил, что Творец] описывается тем, что Он [был] непрестанно постоянным без начала, например, что "Он .[был] непрестанно сущим", то есть что Его бытие не имеет начала.

Ал-Джуббаи не утверждал, что человек истинностно пребывающ, поскольку пребьшающее - это существующее не благодаря возникновению, тогда как человек существует благодаря возникновению.

Если его спрашивали: почему различаются именования, тогда как именуемый один" и смыслы, туда как подразумеваемый один, и почему смысл "знающего", не тот же,' что смысл "могущественного"? - он отвечал: Благодаря различию познаваемого и подвластного, поскольку среди познаваемого - такое, что нельзя Описать как "подвластное Могущественному". .Так же говорится о "Всеслышащем" и "Всевидящем": эти высказывания различны потому, что различно видимое и слышимое, (с. 517, 519, 522- 525,529,531)



следующая страница >>