girniy.ru 1

МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ СОЦИАЛЬНОЙ И ПСИХОЛОГИЧЕСКОЙ РАБОТЫ С КРИЗИСНОЙ ЛИЧНОСТЬЮ


Методология является стержнем любой науки. Анализ любого сложного социального явления требует прежде всего строгого соблюдения общих для всех наук и специфических для отдельной науки или конкретной ее отрасли методологических принципов. Особенно важны методологические принципы в тех областях, которые касаются человеческого сознания и психики. Значимость методологии как совокупности принципов и способов организации теоретической и практической деятельности возрастает при социальной и психологической работе С КРИЗИСНЫМИ СОСТОЯНИЯМИ личности и кризисной личностью.

Вопрос методологии социальной и психологической работы чрезвычайно важен, так как он является основным вопросом организации науки и профессиональной деятельности.

Анализ ведущих тенденций развития мировой теории и практики социальной работы и психологии свидетельствуют о том, что в этих областях происходят новые важные процессы. Усиливается гуманистическая направленность социальной деятельности в целом, которая ориентируется не только на защиту отдельного индивида в его конкретной трудной ситуации, но и на целостный подход к человеку. Растет общественное признание социальной работы и психологии как общественно значимых профессий. Психология и социальная работа многогранны. Они связаны с человеком в целом — в его биологическом, социальном и духовном параметрах, обусловлены совокупностью взаимосвязанных факторов, характеризующих все разнообразие человеческого поведения и взаимоотношений.

На наш взгляд, методология — это не только система принципов, приемов и средств теоретического познания действительности, но и практического воздействия на нее. Знание является «реализованной силой» в той мере, насколько оно может служить потребностям общества и личности. Методология социальной и психологической науки должна быть «соизмерена» обыденностью человеческого существования и инструментально адаптирована к проблемам его жизни в обществе. Именно это является условием ее эффективности.


Методологические принципы, являющиеся теоретическим и практическим основанием для работы с кризисными состояниями, мы можем подразделить, вслед за Г. М. Андреевой, на три уровня анализа:


  • общая методология, когда можно проследить, как те или иные философские принципы претворяются в ткани конкретных социально-психологических исследований;

  • специальная, или частная методология каждой отдельной научной дисциплины, представляющая собой реализацию общефилософских принципов при исследовании специфического предмета;

  • совокупность конкретных методик исследования.

Система научных методов на всех уровнях составляет главное содержание конкретной методологии социальной и психологической работы вообще и работы с кризисной личностью, в частности.

Методология в социальной работе, на наш взгляд, представляет собой не только “учение о методах” познания и объяснения социальных явлений, но и о методах, направленных на преобразование этих явлений, входящих в сферу интересов социальной и психологической работы. Поэтому каждый уровень методологии работы с кризисной личностью мы будем рассматривать применительно к объекту нашего анализа. Это касается и общей методологии.

По отношению к специальной (или частной) методологии мы будем еще и раскрывать парадигмы различных подходов, направлений, школ современной психологии и социальной работы.

Что касается третьего уровня, мы будем исходить в основном из прагматической ориентации данной работы. Конкретные методы исследования будут интересовать нас постольку, поскольку они раскрывают кризисное состояние личности. Основной акцент мы будем делать на методах воздействия, методах взаимодействия с кризисными состояниями личности и с кризисной личностью.

В социальной работе (может быть, даже больше, чем в других социальных науках) наличествуют и методы, позволяющие решать совершенно конкретные, обыденные задачи, которые ученые относят к категории “здравого смысла” (Ю. М. Забродин). Более того, многие социальные работники являются практическими помощниками других людей настолько, насколько они используют эти методы «здравого смысла».


По нашему убеждению, система научных методов социальной работы и психологии с самого начала их оформления в самостоятельные отрасли знания различались по целям их создания и применения:


  1. научно-исследовательские (добывающие, поставляющие новые знания);

  2. научно-практические (применяющие новые знания и добавляющие необходимые корректировки впервые).

Основную задачу мы видим в раскрытии второго класса методов, не забывая при этом о важности и значимости методов первого класса.

Общая методология


Как мы указывали выше, общая методология — это некая совокупность необходимых и достаточных научных принципов исследования общественного явления. Мы будем рассматривать общие методологические принципы, разработанные в психологии и философии, в применении к социальной работе. На наш взгляд, применение общих универсальных философских законов, принципов и категорий через особенное — то, что выступает в виде законов и категорий конкретной науки, изучающей данный класс явлений, является адекватным методологическим приемом построения методологии социальной и психологической науки. И как бы модно ни было говорить сегодня о методологическом кризисе в русской науке, именно в методологическом отношении она наиболее мощна.


Принцип целостности

Первый принцип — целостный подход в теоретической и практической деятельности в социальной работе. Целостный подход подразумевает системный анализ предмета науки. Объектом социальной и психологической работы является человек. Субъектом социальной и психологической работы выступает тоже человек. Поэтому доминирующими были и остаются отношения “специалист — клиент”. Для эффективной профессиональной деятельности социальному работнику необходимы знания психологии, чтобы грамотно наладить контакт с клиентом.

Но успешный социальный работник должен быть не только в какой-то степени профессиональным психологом, но и психотерапевтом. Социальная работа является интегративной дисциплиной. Принцип целостности предполагает системный, целостный характер самой профессиональной деятельности социального работника. Если посмотреть на социальную работу как на вид деятельности, то можно заметить, что эта профессия соединяет в себе множество знаний и навыков из других областей. Действительно, существуют профессионалы, специализирующиеся строго в своей области. Но социальная работа пытается уйти от этого узкого подхода. Она видит человека и понимает его как целостное существо, которое в конкретной ситуации испытывает трудности определенного характера. Когда мы говорим о том, что социальный работник должен быть психологом и психотерапевтом, то не имеем в виду его профессиональную деятельность в качестве психолога или психотерапевта, а говорим лишь о профессиональных функциях, компонентах профессиональной деятельности социального работника. Это чрезвычайно важно, так как любая профессия, в том числе и социальная работа, имеет «сферу компетентности».


Одновременно хочется отметить, что для эффективной социальной и психологической работы в рамках «профессионал — личность» и «профессионал — группа» психологическая и психотерапевтическая компоненты являются исключительно важными, если не сказать основными. Поэтому для нас важна методологическая рефлексия личности и человека.


Принцип целостности постулирует понимание человека как живой, открытой, сложной, многоуровневой самоорганизующейся системы, обладающей способностью поддерживать себя в состоянии динамического равновесия и генерировать новые структуры и новые формы организации.


Данное определение позволяет нам:

а) строить перспективные проекты трансформации личности;

б) опираться на внутренние ресурсы самой личности;

в) адекватно «психотехнологизировать» взаимодействие с клиентом социальной и психологической работы.

Мы будем придерживаться следующего определение системы: система — это совокупность двух или более элементов, удовлетворяющая следующим трем условиям:


  1. Поведение каждого элемента влияет на поведение целого.

  2. Поведение элементов и их воздействие на целое взаимозависимы.

  3. Если существуют подгруппы элементов, то каждая из них влияет на поведение целого (при этом ни одна из них не оказывает такого влияния независимо).

В качестве базисных посылок, описывающих принцип целостности, мы можем обозначить следующие положения:

  1. Основными процессами в функционировании психической реальности являются процессы организации, то есть образования новых структур.

  2. Основная функция человека как целостной системы — структурный, биоэнергоинформационный обмен со средой.
  3. Процессы эволюции и инволюции систем понимаются следующим образом: повышение целостности и внутренней непротиворечивости является прогрессивным, а увеличение раздробленности и конфликтности рассматривается как регрессивное.


  4. В ходе эволюции уровень организованной сложности, количество взаимосвязанных уровней и гибкость психической реальности человека как саморефлексирующей целостной системы возрастает.

  5. В самоорганизующихся системах процессы развития и функционирования тождественны, то есть психика как сложная система имеет качество трансформации, внутреннего изменения (как инвариантное, имманентно присущее ее существованию).

Методологический принцип целостности является не только краеугольным камнем в познании предмета социальной и психологической работы, но и стратегической отправной точкой построения профессиональной деятельности.

Принцип целостности в исследовании кризисной личности предполагает:

  • выявление взаимоотношений клиента с внешней социальной и природной средой, нахождение основных триггеров кризиса в этих взаимоотношениях;

  • выделение компонентов личности, влияющих на формирование позитивной или негативной дезинтеграции, рассмотрение их свойств, функций и роли в рамках целостной эволюции-инволюции;

  • свойства кризисного состояния понимаются с учетом свойств различных его составляющих и наоборот;

  • анализ различных типов связей между основными структурами личности («Я-материальное», «Я-социальное», «Я-духовное», «Я-реальное», «Я-потенциальное» и др.), выделение системообразующих связей, придающих системе упорядоченность;

  • анализ структуры триггеров кризиса по горизонтали (рассмотрение связей между однотипными элементами) и по вертикали (выделение различных уровней и их иерархии);

  • определение возможностей управления, регулирования, целенаправленного воздействия на позитивную эволюцию личности в кризисном состоянии.

Целостность в исследовании дает возможность вскрыть глубинные связи, раскрыть субстанциональные свойства, сущность и тем самым выявить качественную определенность кризиса, способ его существования и одновременно выстроить адекватную систему выхода из него.



Генетический принцип


Второй принцип — генетический, или принцип развития. Само обозначение психики как сложной многоуровневой открытой живой системы вносит генетический принцип как имманентно присущий человеку, его психической реальности, а также социальным общностям на микро- и макро- уровнях.

Наиболее адекватное и инструментально полезное описание проявления генетического принципа в развитии личности и кризисных состояний существует в теории диссипативных структур (Никлис Г., Пригожин И., 1990). Неравновесные (диссипативные) структуры проявляют следующие свойства: избирательная неустойчивость, вероятностный отбор состояний, "режим обострения" в ходе эволюции системы, а также автономность, независимость собственной эволюции системы от начальных условий ее возникновения.

Суть этих свойств состоит в следующем. Сложная, многокомпонентная система, каковой является человеческая психика, потенциально имеет множество векторов своего развития. Эти пути определяются в критических точках — точках бифуркации, когда система колеблется перед выбором и затем принимает направление своего дальнейшего развития. В точке бифуркации даже небольшое добавочное воздействие на систему может положить начало эволюции в совершенно ином направлении, которое изменит все поведение макроскопической системы. До очередной критической точки система будет функционировать на детерминистских началах в соответствии со своей природой. Это так называемые принципы избирательной неустойчивости и вероятностного отбора состояний.

"Режим обострения" в ходе эволюции системы означает следующее. Внутри сложной системы между ее отдельными участками устанавливаются конкурентные отношения. Среди них выделяется один основной, быстро развивающийся процесс, подавляющий все остальные, и сам этот процесс идет с все большей скоростью. Таким образом, побеждают все более совершенные формы, возникающие быстрее и раньше других. Данное явление связано с четвертым свойством нелинейной системы — с ее автономностью, независимостью от исходных условий возникновения. Суть сказанного состоит в том, что система как бы «забывает» условия своего происхождения, другими словами, раз возникшая в нелинейной среде структура приобретает статус самостоятельности.


Когда система дойдет до очередной точки бифуркации, структура вновь окажется в состоянии неустойчивости и вероятностного выбора, однако последующий выбор будет выбором в границах уже найденного пути эволюции, то есть его усилением и усложнением. Это обусловливает особую значимость ранних этапов в эволюции человека как системы.

Названные закономерности позволяют сделать предположения о взаимодействии внутри компонентов системы. Внутренние участки многокомпонентной системы ведут себя в некоторой степени как отдельные системы: самоподдерживаются, наращивают свою структуру, взаимодействуют, конкурируют за обладание ресурсами. Выделяющаяся среди них наиболее активная структура эволюционирует в режиме с обострением и автономизируется, то есть внутри системы структура начинает функционировать не как ее часть, а в большей степени как самостоятельная система.

Такую закономерность особенно наглядно можно наблюдать при работе с клиентами в кризисном состоянии, когда их сознание как бы полностью “поглощено” проблемой. Эта новая система работает на свой собственный рост и относится к материнской системе как к окружающей среде: черпает из нее ресурсы для поддержания автономии.

Для сохранения своей целостности материнская система должна "родить" новую автономную систему и отделить ее от себя либо разрушить автономию; в противном случае значительную часть своих ресурсов ей придется тратить на поддержание, точнее, на содержание новой системы.

Задача социального работника заключается в том, чтобы девальвировать систему, представляющуюся как проблемная. При этом стратегии работы могут быть разные: перекрытие энергии и информации, которая поддерживает систему, уничтожение системы, вывод ее вовне с тем, чтобы система восстановила гармоничное соотношение между своими частями.

Работа с кризисными состояниями личности с использованием генетического подхода основана на выполнении следующих пяти положений, лежащих в основе самоорганизации систем. (При этом проблемные, кризисные состояния личности мы можем рассматривать как систему, которая находится в точке бифуркации, дисбалансированную под воздействием внутренних или внешних факторов.)



Положение 1. Выбор степеней свободы, необходимых для достижения цели, и отказ от лишних степеней свободы, что создает упорядоченную структуру взаимодействия компонентов в процессе самоорганизации. Связи между отдельными параметрами системы, ограничивающие их свободу, образуют жесткие или гибкие «соединения», выполняющие условия баланса — закона сохранения, когда существует равнодействие внутренних и внешних сил. Наблюдения показывают, что личность, вошедшая в “зону социальных рисков” (болезнь, потеря работы, выход на пенсию, инвалидность и др.), испытывающая психическую травму или психодуховный кризис, часто бывает дезориентирована в целях в связи с увеличением степеней свободы или их тотальным сокращением. И в том и в другом случае личность как сложная система может быть дезорганизована:


  • в первом случае личность теряет жизненную энергию в связи с высокой энтропией целей — сила намерения и направление активности личности рассеиваются вне четкости, определенности, ограниченности поставленных целей,

  • во втором случае энергия растрачивается в связи невозможностью выбрать привычные цели и ценности, жизненная энергия угасает без проявления.


Положение 2. Система должна быть открыта для обмена энергией, информацией, веществом. Закрытые системы через определенное время обречены на психопатологию, деградацию и смерть.

Подводимые к системе энергия, информация, вещество создают неравноценную ситуацию, необходимую для возникновения процессов самоорганизации самосогласованных кооперативных процессов.

Управление самоорганизацией ведется на основе естественных свойств системы путем изменения подводимой энергии, информации, вещества, изменения свойств системы и взаимодействия внутри нее: сжатия или ослабления — расширения связей между компонентами, участвующими в самоорганизации. Сжатие связей отвечает состоянию в будущем, расширение — в прошлом, что позволяет разработать процедуру перевода от старого к новому, более предпочтительному.


Это состояние может характеризоваться как вырождением и деградацией, так и более высоким уровнем упорядоченности.

Один из вариантов управления системой — введение в ее структуру новых единиц влияния (коммуникативных, информационных, энергетических) на процессы взаимодействия между компонентами (через их внешнее присоединение или формирование их внутри самой системы).


Положение 3. Согласно исследованиям И. Пригожина, состояния систем можно разбить на два класса: равновесная, или линейная, область, в которой все предсказуемо, и неравновесная, или нелинейная, в которой все движения системы являются сложными функциями внутренних и внешних сил.

Именно в области сильного неравновесия система способна эволюционировать к некоторому новому стационарному состоянию через некие флюктуации, возникающие сначала в определенной области, а затем распространяющиеся на все пространство существования системы. Кризисные состояния личности (как ситуационные, так и возрастные) существуют именно в области сильного неравновесия.


Положение 4. Для поддержания процесса самоорганизации и преодоления затухания и рассеивания энергии должен быть обеспечен непрерывный приток энергии в систему, достаточный для установления новой глобальной структуры.

Внешние силы, действующие на систему, должны включаться в нее (путем замыкания через обратные связи) в качестве внутренних сил — в этом и есть смысл перехода от внешней организации системы к ее самоорганизации.

Смысл и сущность социальной работы с клиентами в кризисном состоянии (стресс, проблемная ситуация, психологическая травма и т. п.) заключаются в своевременной и качественно структурированной энергетической поддержке, оказываемой клиентам.

При этом поддержка должна быть прекращена при образовании новых глобальных социально адаптированных позитивных структур в системе. Если все время направлять на систему энергию и не прекращать ее поток при приобретении системой новых качеств, она может потерять автономность и способность к самоорганизации — “пуповина перерезается, когда ребенок родился — это в интересах ребенка”.


Хочется привести одну метафору, которая была записана мной во время тренинга «Духовные путешествия» на Алтае:


«В чем радость учителя? Она похожа на радость матери. Сначала она радуется тянущимся рукам и эмоциональному оживлению. Затем лепету и самостоятельному слову. Затем плечам, которые уходят вдаль от тебя, без тебя.

В чем радость учителя? Она похожа на радость матери: в рождении, кормлении и отпускании».


Если мы вместо слова «учитель» поставим «социальный работник» или «психолог», то получим адекватное понимание этого положения при работе с кризисной личностью.


Положение 5. Процесс самоорганизации, приводящий к образованию в неравновесной системе упорядоченных структур с принципиально новыми свойствами, основан на возникновении сонастройки новых структур с остальными переменными системы, установлении новых связей и взаимодействий внутри всей системы.

В тех ситуациях, когда внешние силы не обладают достаточной энергией для образования и энергетической поддержки новых внутрисистемных структур, следует направить фокус активности на внутренние ресурсные состояния системы.

Эти принципы находят выражение на всех уровнях психологической, социально-психологической и социальной работы — глобальных общественных структур (классов и слоев, страт, национальностей и этнических единиц), макроструктур общества (общественных организаций, предприятий), микроструктур (малых групп, семей) и уровне отдельной личности.


Принцип обусловленности

Третий принцип — принцип обусловленности — мы уже раскрывали выше, когда рассматривали принцип целостности и генетический принцип в аспекте системного детерминизма: психика является сложной многоуровневой системой взаимосвязанных пространственно-временных сознательных и бессознательных целостностей, между которыми существует информационно-энергетическое взаимодействие как на уровне находящихся в функциональных отношениях компонентов, так и на уровне целостностей, самой системы и ее социального окружения (под понятием целостностей подразумеваются ЦПР — целостности психической реальности (Козлов, 1995)).


В аспекте социальной и психологической работы этот принцип говорит о том, что любое кризисное состояние имеет причину — совокупность жизненных обстоятельств, предшествующих состоянию и вызывающих его. В соответствии с этим принципом психологический анализ от сложившегося кризисного состояния должен двигаться к изучению условий и механизмов их прижизненного формирования.

Хочется отметить еще несколько проявлений третьего принципа, которые, на наш взгляд, значимы при работе с кризисными состояниями:


  • - неравновесное состояние системы воздействует на линейную область, то есть следствие влияет на вызвавшую его причину. Клиент в зоне дисбаланса может интерпретировать факты биографии из точки кризисного состояния, и содержание интерпретации будет обусловлено неравновесным состоянием системы и искажать линейную область;

  • содержательно одинаковые неравновесные состояния могут детерминировать различные векторы эволюции системы (прогрессивные и регрессивные) и возможный содержательный континуум векторов (пример: одинаковый по содержанию личностный кризис может привести как к суицидной попытке, так и к просветлению);

  • содержательная цель трансформации и психотерапии во многом определяет процесс его достижения. Ребефинг выстраивает технологию проработки травмы рождения, и участники групп достаточно успешно прорабатывают эту трансформационную цель; психоанализ адаптирует своего невротика через отреагирование психологических травм; реинкарнационная терапия занимается неким “кармическим хвостом” и клиенты всерьез “очищают” карму; бихевиоральная терапия изменяет поведение через «оперантное обусловливание»; дианетика в соответствии со своей целью занимается клирингом и др.



Частная методология


Частная методология (ее еще иногда называют специальной) определяет специфику применения общих принципов исследования для конкретной сферы науки. В данном случае мы хотим предложить некоторые принципы, которые применимы в социальной работе с кризисной личностью.



Принцип позитивности


Принцип позитивности означает центрированность специалиста и клиента на положительном опыте. Многолетняя работа с клиентами показывает, что применение этого принципа вызывает значительный трансформационный эффект.

Люди, приходящие к социальному работнику и психологу, находятся в дисбалансированном состоянии, которое они оценивают как “плохое” или “проблемное”. Иногда нахождение позитивных элементов в ситуации уже является шагом в трансформации, когда система из неравновесного состояния за счет позитивного отношения и поддержки переходит к равновесному состоянию более высокого порядка — то есть на следующую ступень интеграции.

Возможность положительных нравственных отношений, эмпатии, добра, творческого жизнеутверждающего Эроса, милосердия имманентна сущности психической реальности человека.

Для нас очень важно, что проблему, зло, безысходность, страдание не нужно искать. Жизнь наполнена этим. А добро, позитивное в жизни нужно делать. И часто единственная цель сотворчества между психологом и клиентом состоит в нахождении позитивного.

Социальная работа в одном из своих сокровенных смыслов означает душевную помощь как заботу, милосердие, попечение, уход по запросу клиента.

При всем моем положительном отношении к психотехникам и целостным психотехнологиям, главное исцеляющее, трансформирующее, спасающее, помогающее, пробуждающее начало в социальной работе с клиентами, на мой взгляд, заключается в позитивном душевном отношении. Более того, позитивное взаимоотношение с личностью в кризисном состоянии — основной метод в процессе работы.

Этот принцип не означает, что специалист должен все время улыбаться и подбадривать клиента. Позитивность предполагает несколько шагов во взаимодействии с клиентом:


  • осознание состояния человека и детерминант кризисной ситуации (рефлексия актуального состояния системы);

  • эмпатичное, эмоционально-чувственное вживание в проблемную ситуацию (отождествление с системой);


  • постановка общей цели, внутренней стратегии и тактики, психо-технологическое насыщение предполагаемого процесса трансформации ситуации (моделирование перспективного состояния системы);

  • реальное разрешение проблемной ситуации, осуществление позитивной перенастройки ситуации (приведение системы в равновесное состояние на новом качественном уровне).

Мы принимаем кризисные состояния личности как особо благоприятные для ее развития. При этом следует отметить несколько переменных, которые позволяют рассматривать кризисные состояния как проблемную ситуацию для личности, требующую психологического или психотерапевтического вмешательства:

  • кризисные ситуации вызывают положительные сдвиги только на первых фазах (повышение общей активности системы за счет внутренних ресурсов, имеющих интенцию к “гомеостазису”, поддержанию равновесного состояния);

  • при высокой интенсивности или длительности травмирующей ситуации возможен срыв адаптационных механизмов личности;

  • высока вероятность “застревания” в ситуации без внешней энергетической поддержки;

  • как правило, кризис сопровождается потерей жизненных сил (витальности), понижением социальной эффективности;

  • кризисные ситуации имеют энергетический потенциал, фиксирующий личность на негативном аспекте опыта, что сопровождается потерей перспективных целей жизни, может привести к более продолжительным психологическим реакциям типа депрессии, апатии, повышению тревожности, другим деструктивным изменениям личности вплоть до психической и физической патологии.

Использование принципа позитивности также обусловлено тем фактом, что человек, сонастроенный с положительными состояниями, является существом с высокой жизненной энергией, степенью самоактуализации, проявленности в жизни, в творчестве, в социуме.


Для современного мыслящего и осознающего ад уже есть — принцип позитивности призывает творить рай.

Э. Фромм писал, что “Человек является одновременно телом и душой, ангелом и зверем...” Принцип позитивности необходимо предлагает не только восхититься Ангелом в человеке, но и приласкать Зверя словом, жестом, вниманием, энергией понимания и принятия.


Принцип соотнесенности


Принцип соотнесенности предполагает необходимость учитывать интенсивность действия психотехнологии и личности специалиста, а также уровень сензитивности психики клиента на структуру, содержание и форму воздействия. Принцип указывает, что в практической деятельности специалист должен придерживаться определенных правил:


  • глубокое знание психотехнологий и характера их влияния на личность клиента (“яды не всегда помогают, они могут и отравить”);

  • сущности не имеет смысла приумножать без необходимости (“бритва Оккама”). Это касается как применения психотехнологий, так и уровня сложности механизмов интерпретации: соблюдения меры, необходимой достаточности;

  • семантическая близость: смысловое поле и методическая оснащенность психотехнологии должны быть понятны, доступны и приемлемы для клиента;

  • энергии внешней поддержки по длительности и интенсивности должно быть достаточно для приведения личности из состояния кризиса в состояние баланса;

  • - цели трансформации и психотерапии, которые ставит профессионал, должны быть соотнесены с индивидуальными целями клиентов и составлять единое поле энергии.

Принцип соотнесенности также касается психологического дистанцирования во время взаимодействия профессионала и клиента. Кризисные состояния часто могут вызвать не только стремление трансцендировать свою кризисную личность за счет «слияния» со значимым близким (в диаде с кризисной личностью это место занимает социальный работник или психолог), но и психологическую регрессию и, как следствие, образование трансфера особой силы, когда клиент полностью теряет самостоятельность.


В ходе работы важно не нарушать личностные пространства профессионала и клиента. Они могут взаимодействовать, соприкасаться друг с другом, не нарушая целостности и суверенитета. Поддержка и курирование должно быть соотнесенным пространственно и по интенсивности настолько, чтобы была реальная возможность позитивной интеграции кризисного состояния. При всей интенсивности и плотности взаимодействия клиенту необходимо дать пространство для того, чтобы в нем выросла самостоятельность и самодостаточность на новом уровне личностной эволюции.


Принцип потенциальности


Если мы обратим внимание на особенности русской ментальности, то можем отметить особый способ восприятия пространства. Оно переживается как простор, как то, куда вырываешься из неволи, как чистую потенциальность бытия, воля, свобода, полноценное дыхание, то есть духовная жизнь, не стесненная мирской скорбью.

Интегративная методология, опираясь на целостное видение человека в перспективе его материального, социального, духовного роста, предполагает при психосоциальной работе с клиентом раскрытие его потенциала, развитие интуиции, творчества, высших состояний сознания, личностных ресурсов. Использование этого принципа предполагает, что индивидуум мобилизует свои ресурсы для преодоления кризисного состояния, фрустрации и страха, возникающих из-за отсутствия поддержки окружающих и неадекватность самоподдержки.

На наш взгляд, каждый человек обладает тенденцией к саморазвитию и потенциальностью, интенцией к целостности, большей свободе. Раскрытие потенциала может быть достигнуто на разных уровнях и не обязательно должно включать в себя так называемый духовный уровень. Более того, формы раскрытия могут быть различными.

В психосоциальной работе потенциал может раскрываться:


  • в узнавании о различных составляющих своей личности, структуры, качеств, свойств, способностей и т. д.;
  • в раскрытии перспектив развития своего материального, социального и духовного Эго;


  • в отождествлении или разотождествлении со значимыми фрагментами или качествами своего Эго;

  • в раскрытии потенциальных возможностей, способностей, витальных ресурсов;

  • в усилении основных тенденций личности, особенно конативной и гомеостатической;

  • в получении возможности отказаться от отождествления себя с фрагментами Эго и приобретении способности их контролировать;

  • в раскрытии творческих сил личности, высших психических состояний сознания, экзистенциальных смыслов существования.

Мы могли бы еще продлить этот список, так как направлений и форм раскрытия потенциальности множество.

Самое важное в принципе потенциальности — открытие простора для дальнейшего развития, движения, жизни среди людей.


Принцип многомерности истины


Принцип многомерности истины состоит в том, что любое объяснение и понимание индивидуальной психической реальности, а также социально-психологических закономерностей групп и сообществ всегда будет неполным, а значит и неистинным.

При любом объяснении и понимании останется ряд неучтенных переменных, влияющих на поведение человека или группы, и выведенные закономерности в индивидуальной психической реальности, групповом пространстве будут справедливы лишь при определенных условиях и с определенной (неопределенной) вероятностью.

Поэтому любое объяснение и понимание человека и групп может претендовать на жизнь и истинность. Принцип многомерности отражает факт высокой динамичности индивидуальной психической реальности и межличностных отношений, их изменчивость и развитие.

Душа — тайна тайн. Истина о душе многолика. Каждый лик заслуживает доверия и, как зеркало (пусть иногда замутненное или по-разному кривое), отражает Единое. И поэтому “не сотворите кумиров” и не цепляйтесь за истину, как за веру. Истина многомерна и многолика. Правы материалисты и идеалисты, глупые и умные, образованные и необразованные, и гений человеческий настолько же близок к истине, насколько деревенский дурак. Истина многоголоса, и каждый клиент “глаголет нам ее устами”.


И каждая школа практической психологии, психотерапии просто на свой лад описывают свой предмет. Мы можем чем-то восторгаться, что-то презирать, не принимать, отрицать. А принцип многомерности истины говорит: все правы, ибо истина и церковь одна. Только каждый смотрит в разные части этой церкви, рассказывает об увиденном на своем языке в соответствии со своим жизненным опытом, образованием, мировоззрением и групповыми приоритетами.

У нас нет предвзятого отношения к существованию абсолютной и относительной истины, и мы вполне осознаем принцип конкретности истины.

Принцип многомерности истины в реальном взаимодействии социального работника, психолога с клиентом выдвигает следующие требования:


  • при интеграции кризисного состояния преследовать не свои личные цели, а помочь клиенту в достижении его целей;

  • предлагать альтернативные способы восприятия жизни, и в том числе кризисного состояния. Если необходимо, операционализировать выход из кризиса, указывать реальные действия, которые должен выполнить клиент. Брать на себя ответственность;

  • понимать и с определенной долей условности принимать любой образ мира и действовать в соответствии с ним;

  • хорошо понимать и представлять многообразие теорий, концепций, моделей о любой проблемной ситуации. Умение работать внутри нескольких парадигм, видеть ценность альтернативных подходов к работе с кризисной личностью.

Принцип многомерности истины — призыв к рефлексивной, понимающей и сопереживающей позиции относительно любого мнения, позиции, опыта, суждения, идеи, теории и учения. Одновременно он означает изменчивость содержания, формы и способов взаимодействия с клиентом в зависимости от его личности (социально-психологических характеристик группы, когда клиентом является группа), интересов и мотивов, установок, а также установок и возможностей специалиста.

Любая теория, концепция, терапевтический миф, учение, идея, житейское суждение о психической реальности при зачастую кажущейся их полноте и универсальности являются справедливыми лишь при определенных обстоятельствах и с известной долей вероятности. Следует помнить, что как самые гениальные психологические теории, так и заявления некоторых клиентов о "сглазе" и "порче" являются в первую очередь попыткой структурировать и транслировать собственный внутренний опыт. Предельное осознание относительности и в то же время истинности любого понимания психического освобождает специалиста от догм и приближает его к точке мудрости, к драгоценному состоянию Равностности. Наш разум производит объяснения, а реальность снисходительно принимает любое из них.


В заключение хотелось бы отметить, что методологические принципы интегративного подхода являются не сводом правил, определяющих процесс психосоциальной работы, а скорее направлением профессионального мышления, философской и психологической тенденцией, имеющей практическое применение.


Конкретная методология


Как мы уже указывали выше, конкретная методология в аспекте методов исследования будет интересовать нас настолько, насколько они раскрывают кризисное состояние личности. Основной акцент мы будем делать на методах воздействия, методах взаимодействия с кризисными состояниями личности и с кризисной личностью.

Сначала остановимся на исследовательских методах.


Исследование кризисных состояний


Для того чтобы эффективно выбрать стратегию взаимодействия с клиентом и методы воздействия на него, на начальном этапе нужно провести углубленное собеседование, при необходимости с применением психодиагностических методик. То есть первый этап взаимодействия с клиентом для выбора правильной стратегии заключается в более глубоком проникновении в личность клиента, расширении представлений о проблемном поле клиента.

Подбор методов психодиагностического исследования обусловлен целями диагностического исследования [165, 191]:


  • проведение психологического диагностического исследования психоэмоционального состояния, высших психических функций и мотивационной сферы личности;

  • оценка структуры кризисного фактора и выявление возможностей для реабилитации;

  • определение психологического реабилитационного потенциала;

  • формулировка психологического экспертного заключения;

  • оценка результатов психодиагностического исследования.

Постановка большинства практических задач при исследовании кризисной личности предполагает «на выходе» не просто описательную характеристику особенностей обследуемого человека «здесь и теперь», но и прогноз его поведения, прогноз развития компенсаторных функций в различных ситуациях, желательно на длительный срок. А проблема низкой прогностической способности психодиагностических инструментов является камнем преткновения для пользователей. Часто перед нами предстает лишь феноменологическое описание диагностируемого свойства, может быть, достаточное для узнавания его «облика», но совершенно недостаточное для подлинного понимания его природы.


Не случайно в многочисленных методических разработках по психодиагностике, как правило, отсутствует раздел практических рекомендаций для психологической или вообще компенсаторной коррекции. Выводы психодиагностических обследований часто имеют скорее констатирующий, описательный характер, но бедны рекомендациями и прогнозами, которые так необходимы при экспертном исследовании.

Основное внимание уделяется анализу поведения, результатов, полученных в момент испытаний, и очень слабо используется информация о прошлом опыте индивида: биографический метод, анализ документов, медицинский анамнез, анализ продуктов деятельности обследуемого. Это увлечение только наличествующим в данный момент состоянием личности не случайно: оно связано с неспособностью социальных работников использовать полученную информацию, с трудностями ее формализации, интерпретации и сравнительного анализа.

Причины слабой прогностичности психодиагностики заключаются не столько в недостатках диагностических инструментов, сколько в проблемах, связанных с процедурами интерпретации полученных результатов. На этом этапе особое значение имеет квалификация диагноста. Здесь важна психологическая компетентность и глубина теоретического анализа результатов — главные составляющие экспертного знания.

Теоретическая база — данные многих отраслей психологии (дифференциальной, общей, инженерной, возрастной, социальной, сравнительной, медицинской, нейропсихологии) — может существенно дополнить интерпретацию и спрогнозировать определенные поведенческие особенности, акты, стратегии и даже события.

Построение мощной базы знаний социального работника, психолога при грамотной их систематизации не является чем-то недостижимым, хотя и достаточно трудоемко. Оно предполагает систематизацию и накопление знаний не только о типологии людей, дифференциальных особенностях различного уровня (свойства нервной системы, психодинамические, коммуникативные, ценностные характеристики, когнитивный стиль, личностные стратегии и т. п.), но и знаний о динамике изменения этих особенностей в зависимости от возраста (возрастная психология), здоровья (медицинская психология), задач и условий существования индивида (социальная и инженерная психология).


Такая система построения экспертного знания социального работника или психолога вполне пригодна для исследования кризисного состояния личности. Интеграция теоретических и практических достижений психологии в деятельности профессионала позволяет формулировать углубленную интерпретацию результатов исследования, а значит, прогнозировать поведение, и, следовательно, разрабатывать мероприятия по коррекции и реабилитации. Правильная и глубокая диагностика при исследовании кризисного состояния — залог успешных и эффективных мер психологической и социально-психологической реабилитации личности, ее позитивной дезинтеграции.


Социальная и психологическая работа

с кризисными состояниями:

требования к психотехническому обеспечению


Мы уже указывали выше, что проблемные, кризисные состояния личности мы можем рассматривать как систему, которая находится в точке бифуркации, дисбалансированную под воздействием внутренних или внешних факторов. В точке бифуркации, нелинейной фазе своего развития, человек имеет множество направлений — векторов своей дальнейшей эволюции, крайними стратегическими выражениями которых являются позитивная и негативная дезинтеграция. Именно в кризисном состоянии возможна огромная и мощная трансформация личности. Именно в кризисном состоянии при умелом и точном воздействии психолог может помочь личности кардинально. Одновременно возрастает ответственность за это воздействие.

Существуют следующие требования к психотехникам при работе с кризисной личностью:

а) Интенсивность психотехнологий, вызванная следующими обстоятельствами:


  • огромным массивом кризисных состояний личности, высокой репрезентацией кризисной личности в обществе;

  • сжатием времени, убыстрением и уплотнением энерго-информационных процессов в обществе и в индивидуальном сознании;
  • проявленной потребностью быстрого и эффективного, точного и безопасного разрешения проблем личности за счет расширения ресурсов самосознания и рефлексии.


б) Комплексность и многоуровневость. Психотехнологии должны работать на следующих уровнях:

  • физическом и психофизическом (снятие соматических факторов стрессов и стрессогенных ситуаций);

  • психологическом (разрешение внутриличностных проблем, личностная трансформация, психотерапия, достижение целей интеграции личности);

  • разрешение социально-психологических проблем личности (проблемы коммуникации и социальной интеграции, социальной адаптации, проявленности в общественных связях и отношениях);

  • разрешение проблем самоактуализации личности (расширение личностной свободы выбора, открытие внутренних энергетических, интеллектуальных и эмоциональных ресурсов, нахождение глубинной мотивации человека и приобретение права полностью проявлять свою индивидуальность);

  • удовлетворение потребности личности в трансцендировании, нахождение психодуховных измерений личности, определение ответов на основные вопросы человеческого бытия.

в) Адаптивность психотехнологий в социальном пространстве, которая обеспечивается следующими факторами:

  • достаточной предысторией использования в трансформации и интеграции личности;

  • тесной взаимосвязью с эмпирическими техниками самоинтеграции, которые используются людьми в обыденной жизни без теоретического осмысления;

  • высокой мерой научности в теоретическом, методологическом отношениях, а также высоким динамизмом, открытостью и тесной связью с практикой.

г) Обеспечение свободы клиента, которая выражается в следующих требованиях к психотехнологиям:

  • экологичность психотехнологий;

  • дистанцированность;

  • формирование умений и навыков, необходимых и достаточных для решения личностных проблем самостоятельно самим клиентом.

д) Безопасность, которая выражается на всех уровнях существования человека:


  • физическом,

  • психологическом,

  • социально-психологическом и социальном,

  • духовном.

Поиск психотехнологий, соответствующих всем перечисленным требованиям, — индивидуальная проблема каждого социального работника. Вне сомнения, трудно найти психотехнологию, которая соответствовала бы всем требованиям, выдвигаемым социальной и психологической работой как специфической деятельностью с личностью и группами в кризисных состояниях. Но, как показывает опыт работы с тысячами клиентов за последние шесть лет, это вполне возможно.

В этой книге мы будем излагать целую палитру подходов и психотехник работы с кризисными состояниями. Наша задача — предложить некое поле выбора. Если кто-то сумеет добиться творческого синтеза подходов — это великолепно. Социальная и психологическая работа — особый духовный путь. А путь, как известно,-это вечный выбор и вечный поиск.

При работе с клиентами мы сталкиваемся со следующими моментами.

Во-первых, сам клиент: кто он? Ребенок, взрослый, мужчина, женщина? Каковы социально-демографический статус, возраст, образование и др.?

Во-вторых, проблемное поле: в чем проблема клиента? Внутренние психологические факторы, нарушения психического здоровья, социальная дезадаптация в виде конфликта в семье, на работе, различные фобии и др.?

В-третьих, проблема выбора психотехнологии: каким образом систему человеческой психики, которая находится в дисбалансе, привести в состояние гармонии, интегрировать проблему?

Первый и второй моменты задаются, как правило, ситуацией социальной и психологической работы. Третий же момент является наиболее проблематичным и требует больших знаний и опыта психолога, социального работника.

Для того чтобы разрешение личностных проблем было эффективным, нужно соблюдать следующие условия:

  • быть настроенным на состояние клиента;
  • проявлять эмпатию;


  • сохранять позитивную ориентацию;

  • не застревать на «проблемном поле» клиента.

При работе с клиентом существует одна очень существенная трудность, которая тормозит разрешение проблемы. Она связана с тем обстоятельством, что клиент уже нормально живет со своей проблемой, он прочитал много литературы о ней, некоторые даже наслаждаются сознанием собственной ущербности, и если резко разрешить их дискомфортную ситуацию, то они начнут искать в себе новую “болячку”, чтобы сосредоточить на ней все свое внимание. Поэтому здесь многое зависит от умения психолога создать притягательный образ жизни без этой проблемы, заставить клиента захотеть избавиться этой проблемы и забыть ее. При работе особенно важно точно определить «проблемное поле», не жалеть времени, чтобы вникнуть в проблему клиента, так как от этого зависит психическое и социальное «выздоровление» человека.

В то же время, как показывает опыт, адаптивные возможности личности к трансформации Эго, изменению ценностных ориентаций, направленности, мотивационно-потребностных структур часто бывают ограничены. Ограничены возможности и социальной ниши, в которой обитает клиент, к восприятию и адаптации его трансформации. Ломаются старые стереотипы коммуникации, ролевые ожидания, что часто приводит к частичной, а иногда и полной дезадаптации личности. Человек уходит с работы, расстается с семьей и т. п.

Все это выдвигает требования к качеству взаимодействия специалиста с клиентом. Стратегия этого взаимодействия должна иметь системный характер и учитывать:

  1. Особенности личности клиента.

  2. Структуру и содержание материала, который интегрируется личностью.

  3. Возможности и ограничения психотехник, используемых в процессе взаимодействия.

  4. Обеспечение обратной связи.

  5. Возможности системы поддержки и отслеживания в социуме.

Первый пункт выдвигает следующие требования:


  • обязательное индивидуальное собеседование при групповой форме работы;

  • соблюдение “закона восьми” (на одного специалиста не должно быть больше восьми клиентов);

  • владение специалистом профессиональными психологическими знаниями и навыками для исследования личности.

Второй пункт чрезвычайно важен при выборе стратегии взаимодействия. Если специалист не представляет сложной внутренней архитектоники материала, интегрируемого личностью, то это, как правило, приводит к методологическим ошибкам, потере эффективности трансформационной работы, а иногда даже к деструктивным изменениям в личности клиента.

Конечно, можно надеяться на интуицию, спонтанность сознания и внутреннюю мудрость человеческой психики. Но опыт показывает, что опора на профессиональные знания и научные представления о психических явлениях делают взаимодействие более гибким, многогранным и, самое главное, соответствующим внутренней картине происходящего.

Третий пункт предполагает, что социальный работник не только имеет теоретические представления о психотехниках, но и владеет ими. Одним из требований психоаналитической подготовки является то, что прежде чем психоаналитик приступает к работе с клиентами, он сам проходит психоанализ. Мы считаем, что прежде чем социальный работник приступит к работе с использованием различных психотехник, он сам должен испытать их во внутренней работе с самим собой. Это выдвигает требования к учебным программам вузов и программам переподготовки в плане их особой практической психотехнической ориентированности.

Четвертый пункт предполагает, что социальный работник должен иметь время и возможности для получения обратной связи от своих клиентов. В профессиональном отношении вуз обязан формировать навыки проведения рефлексивного, чуткого, открытого собеседования с клиентом.

Пятый пункт является чрезвычайно сложным с организационной точки зрения в силу дефицита времени социального работника и высокой плотности трудового графика. Одновременно он является определенным критерием эффективности работы и способом контроля над процессом социализации клиента.

Все пять пунктов в их синтезе открывают широкие возможности для повышения эффективности, корректности и точности социальной и психологической работы.

В психотехнологическом обеспечении социальной и психологической работы в настоящий момент больше вопросов, чем ответов. Существует огромное количество моделей и подходов. Это показывает, что данная тема в социальной работе является перспективной как в теоретическом, так и в практическом аспектах.