girniy.ru 1 2



Муниципальное общеобразовательное учреждение

«Вороновская средняя общеобразовательная школа»

636171, Томская область, Кожевниковский район, с. Вороново, ул. Пролетарская, 17

конт. тел. 31208, тел/факс 31208; mail: voronovoschool@mail.ru ИНН 7008004715


Реферат на тему:


«Последний день Помпеи»





Выполнил:

Шакиров Кирилл

обучающийся 9 класса

Руководитель:

Кондрашкина Е.Г.

учитель географии


Вороново, 2011г


Содержание:


  1. Введение …………………………………………………. 3

  2. История и географическое положение города………… 3 – 4

  3. Жизнь горожан …………………………………………… 4 - 7

  4. Как происходила трагедия? …………………………….. 7 – 14

  5. Как нашли город...……………………………………….. 14 – 17

  6. Что раскопали ……………………………………………. 17 – 22

  7. Заключение ………………………………………………. 22 – 24

  8. Список литературы ………………………………………. 25



Случайно на ноже карманном

Найди пылинку дальних стран-

И мир опять предстанет странным,

Закутанным в цветной туман.

А.Блок


I


На уроках истории в 5 классе и географии в 6 классе я познакомился и историко-географическом фактом – извержением вулкана Везувий в 79 году н.э. и его последствиями – уничтожением городов Помпеии, Геркуланум и Стабии. А на уроках МХК в 9 классе я узнал о художнике Карле Брюллове и его знаменитой картине «Последний день Помпеи»

Одно дело – узнать просто научные факты, и другое – увидеть это в изображении художника. Я совершенно не задумывался о том, что испытывали люди, жившие у подножья вулкана во время этого бедствия. Картина К.Брюллова смогла наглядно показать тот ужас, который пережили люди. Я невольно стал размышлять об этом событии и поставил пред собой цель: узнать как можно больше о причинах и последствиях этого природного явления и исторического факта, а также о том, что сейчас там происходить, как выглядит эта территория в настоящее время. Это заставило меня обраться к научно-популярной литературе разных лет, энциклопедическим справочникам, зайти в сеть ИНТЕРНЕТ для поиска необходимой информации.



II


Помпеи - один из древнейших городов Италии, расположенный у подножия Везувия в Кампании - плодородной области Апеннинского полуострова с рыхлой вулканической почвой и мягким климатом.





Античная Кампания (из книги Мау)


Точно неизвестно, когда Помпеи были основаны, но фрагменты храма Аполлона - одного из старейших сооружений города - археология датирует концом VII в. до н.э. Другая древняя постройка Помпей - дорический храм - относится к началу VI в. до н.э. и, вероятно, выполняла роль культурного центра греческого эмпория. Но подлинными основателями города можно считать осков (древнейшие надписи Помпей сделаны на оскском языке)..

В отличие от большинства го­родов юга Италии Помпеи основали не греки - первыми обитателями этих мест были италийские племена. Предполагают, что в IХ-VIIIвв. до н.э. они построили город на застывшей лаве, не догадываясь ни о происхождении этого «фундамента», ни о причине исключительного плодородия удобренных вулканическим пеплом земель долины Сарно - ведь в то время Везувий «спал» и казался вполне безобидной «горкой». В эпоху Великой Греции Помпеи имели тесные отношения с близлежащими греческими колониями и переняли от своих соседей религию, культуру и образ жизни.


III.

Два столетия спустя греков сменили самниты, а в последние годы IV в. до н.э. наступила эпоха римского владычества. Помпеи вошли в состав Римского государства, сохранив относительную автономию. Под римским протекторатом город быстро разрастался, численность его населения увеличилась за два века в 7 раз. При этом помпейцы особенной покладистостью не отличались: если италийские племена, объединившись, поднимали восстание, жители Помпеи к ним, как правило, присоединялись. В 74 г. до н.э. Спартак укрылся с семьюдесятью мятежниками на вершине Везувия, а затем, свив канаты из виноградных лоз, спустился и разгромил своих римских преследователей.


Город Помпеи был одним из самых процветающих городов империи. Город развивается по плану прямоугольного градостроительства, дома сооружаются из известняка. Господство Рима на Средиземном море способствовало более свободному обмену товарами и во II веке до н.э. Помпеи вступили в период бурного экономического расцвета, в основном благодаря производству и продаже вина и масла. Следствием этого процветания стал заметный рост строительства как общественных, так и частных зданий. Экономика Помпеи продолжала процветать, что позволило начать сооружение важнейших общественных зданий, таких как Амфитеатр и Одеон.

В городе успешно развивались торговля, мореходство, ремесла (особенно производство и крашение тканей). Римские аристократы строили роскошные виллы в Помпеях, но больше в соседнем Геркулануме. Просторные жилища возводили и разбогатевшие местные купцы, и предприниматели. Сохранившиеся на стенах домов надписи свидетельствуют о том, что город вел активную общественно-политическую жизнь.

В начале эпохи империи в Помпеях возвышаются новые фамилии, близкие к императору Августу, и устанавливается новая политическая идеология. Она стимулирует строительство общественных зданий, имеющих целью возвеличение и прославление императорской власти. Удивляет очень высокий уровень изобразительного искусства в Помпеях (фрески, мозаики, статуи), соотносимый с высоким уровнем научных достижений Эпохи Возрождения.

Например, были найдены солнечные часы, разделенные на "равномерные часы". То есть прибор, создание которого было трудной задачей даже в позднее средневековье. Знаменитые мозаики "античной" Помпеи поразительно похожи по композиции, колориту, стилю на фрески Рафаэля, Джулио-Романо, то есть на фрески Эпохи Возрождения. Все это свидетельствует о чрезвычайно высоком уровне развития города и его жителей.

В Кампании, лежащей у Неаполитанского залива, солнечная августовская погода. С моря задувал освежающий соленый ветерок. В голубом просторе с пронзительными криками носились стаи чаек.


Вдоль берега и на склоне Везувия среди виноградников и садов белели виллы римских сенаторов и всадников. В глубине краснели крыши Помпеи, окруженные могучими защитными стенами с башнями. Дорога к одним из городских ворот проходила мимо гробниц помпейских богачей.

Город кипел как улей. По узким улочкам, вымощенным базальтовыми плитами, текли торопливые потоки жителей. Вдоль узких высоких тротуаров тянулись открытые настежь лавки с различными товарами питейные заведения, харчевни, постоялые дворы и мастерские ремесленников.

Посреди этого лабиринта улочек и переулков открывался пространный четырехугольник рынка, величественный форум, окруженный колоннадой, храмами и общественными зданиями. Изысканность и величавость построек воздвигнутых на высоких основаниях, украшенных портиками, сверкающих праздничной белизной, создавали разительный контраст ярмарочному оживлению на улицах.

Помпеи были небольшим городом, они насчитывали всего двадцать тысяч жителей, однако благодаря своему богатству, давним традициям, мягкому климату и живописному расположению они пользовались заслуженной славой во всей Италии.

Однако главным источником благосостояния Помпей были их местоположение и климат. Над волшебным заливом, пахнущим миртом, розами и морем, богатые римляне возводили свои виллы и летние дворцы, и по мере их наплыва город камня, кирпича и штукатурки превращался в город мрамора, бронзы, фонтанов и портиков. Появились монументальные храмы, памятники, амфитеатр, закрытый музыкальный центр, называемый «Одеоном», три термы, то есть бани, а так же внушительная система водопроводов, доставляющих воду в дома богатых римлян.

В четырех километрах на северо-запад от Помпей, приблизительно на полдороге к Неаполю, находился рыбацкий поселок Геркуланум. Из-за отсутствия сообщения там не было живого торгового обмена, и население Геркуланума занималось лишь рыболовством и земледелием. Прекрасный вид на море, бесценный нектар морского воздуха, тишина городка, расположенного вдали от шума Неаполя и Помпей, были причиной того, что многие богатые римляне избрали его в качестве места отдыха.


Над всеми окрестностями возвышался острый конус Везувия. Благодаря настенной помпейской живописи мы теперь знаем, что тогда он не имел открытого кратера. На склонах вулкана паслись овцы, простирались виноградники, там и тут белели виллы. Везувий молчал с незапамятных времен, и люди забыли, что утопающая в зелени гора была вулканом.

IV

Казалось бы, ничто не предвещало трагедии, но в полдень 5 февраля 62 года «про­звучал первый звонок» - произошло сильнейшее землетрясение с эпицентром вблизи Помпеи. В результате внезапного толчка некоторые здания были серьезно повреждены.

Обрушились многие общественные здания, под рухнувшими домами оказались погребены жители города.

Наибольшие опустошения катастрофа произвела на форуме Помпей. Храмы Юпитера и Аполлона совершенно развалились, немало пострадал дорический портик, охватывающий рынок с трех сторон. Водопровод перестал действовать, и жители были вынуждены пользоваться старыми колодцами, находившимися на улицах.

Император Нерон хотел запретить проживание в Помпеях, но упрямые помпейцы отстояли право не покидать родные места и начали восстанавливать город. Так первое грозное предупреждение о грядущей катастрофе осталось нераспознанным.

Тогда никому в голову не пришло, что виноват во всем Везувий. Накопившиеся в вулкане пар и газы искали выхода, однако еще не имели достаточно силы, что бы произвести взрыв. Жители Кампании относили катастрофу за счет богов и старались смягчить их гнев обильными жертвоприношениями.

Кампания никогда не была свободна от угрозы подобных бедствий, но они столько раз случались, не принося никакого вреда, что страх перед ними прошел..." Однако на этот раз мощь стихии превзошла известные поколению масштабы - его последствия помпейцы запечатлели даже в искусстве: ларарий в доме помпейского банкира Луция Цецилия Юкунда изображает целый ряд зданий города во время землетрясения.



Барельеф из дома Юкунда


Землетрясения продолжались с нарастающей частотой и в последующие годы. Они, как теперь установили ученые, свидетельствовали о продвижении магмы к поверхности и возможном скором извержении. Однако в то время нависшей угрозы никто не ощущал, и все шло своим чередом. Жизнь на изумрудных склонах кипела, а вдоль побережья располагались многочисленные рыбацкие поселки. Здесь строили роскошные виллы богатые римляне. Благодатную природу окрестностей Везувия описывали Витрувий, Диодорус Сикулус и Страбон.

Меньше чем через год после этого несчастья в неаполитанском театре проходил большой музыкальный фестиваль. В качестве певца в нем участвовал император Нерон, неисправимый комедиант, который считал себя величайшим артистом мира. Как раз в тот момент, когда он похвалялся своим искусством под аплодисменты простонародья и клакёров из собственной гвардии преторианцев, произошел новый подземный толчок, и стены театра развалились. Зрителей охватила паника, однако Нерон, как утверждают хроники, остался на арене неподвижным и своим хладнокровием заслужил признание всего города.


Последующие 15 лет Помпей были заполнены лихорадочной строительной деятельностью - жители города восстанавливают разрушенное землетрясением и даже закладывают новые здания. Одну из самых крупных построек Помпей после землетрясения - Центральные термы - так и не успели завершить к 79 г. н.э. Во многих домах археологи обнаружили следы реконструкций, косметического ремонта, обновления росписей и мозаик. Всё указывало на то, что жители Помпей, несмотря на жестокий удар природы, Везувий в дальнейших планах на жизнь в расчет не брали.

Несильные подземные толчки 70-х гг. н.э. горожане восприняли весьма деловито - трещины в стенах послужили поводом к очередному обновлению интерьеров домов и прочим восстановительным работам в городе. Найдено немало указаний на очередной строительный бум: ценные вещи в богатых домах сложены в запертых подсобных помещениях, в готовых к отделке комнатах разложены инструменты, амфоры с известью, горшочки с красками. Все указывает на то, что предшествующее извержению землетрясение не вызвало у помпейцев панических настроений, и они приготовились к привычному восстановлению поврежденного стихией.



Наступил роковой день 24 августа 79 года. Как мы уже упоминали вначале, голубое небо было безоблачно. Солнце начало припекать с утра, жители Помпеи и Геркуланума занимались своими делами. По мощеным улицам Помпей грохотали двухколесные повозки, нагруженные зерном и овощами.

Поначалу мало кто из жителей Помпеи обратил внимание на облако из пепла и пара, которое поднялось над вулканом Везувий, ведь Везувий давно уже считался уснувшим.

Над вершиной Везувия неожиданно возник гигантский клубящийся столб белого цвета, быстро поднявшийся на высоту более 10 км. В верхних слоях атмосферы он как бы растёкся в стороны. Облако, размеры которого непрерывно увеличивались, было похоже на шляпку гигантского гриба или крону средиземноморской сосны — пинии.

В час дня, когда жители принимались за обед, внезапно раздался ужасающий оглушительный грохот, земля задрожала, дома закачались, как пьяные. С вершины Везувия в небо ударил столб огня, окруженный тучами черного дыма. Из горловины разверзающегося кратера взлетели султаны пепла и обломков пемзы. Из него начал падать пепел, и этот пеплопад усиливался с каждым часом. Сначала пепел был очень мелким, но постепенно размеры обломков становились всё больше и достигли нескольких сантиметров в диаметре.

Они заслонили солнце, все небо, стало совершенно темно, лишь багровые отсветы вулкана пробивали наступившую тьму. Вскоре черное облако закрыло все небо над городом, хлопья пепла оседали на крышах домов, тротуаре, деревьях. Пепел приходилось постоянно стряхивать с одежды. Под его слоем яркие краски города тускнели, сливаясь в единый серый фон. Непрерывные подземные толчки постоянно сотрясали землю. Начавшееся землетрясение было настолько сильным, что повозки на улицах стали опрокидываться, а с домов падали статуи и осыпалась черепица. На улицу можно было выйти, только накрыв голову подушкой, так как вслед за пеплом с неба стали падать и камни.

На Помпеи начал все гуще падать град пепла и камней, вес которых доходило до 6 килограмм. Птицы падали с неба, морские волны выбрасывали на берег мертвую рыбу. Людей и животных охватил неописуемый ужас; каждый думал лишь о собственном спасении. Обезумевшие лошади и мулы мчали арбы и колесницы. Мужчины, женщины и дети, прикрывая головы, метались по тесным улочкам в густых и серных парах, дышать в котором было невозможно.


Поднявшийся из жерла вулкана столб достиг высоты 20 км. Многие жители поддались обманчивой надежде, что вулканический дождь не продлится слишком долго, и прятались в подвалах ближайших домов, пытались укрыться от пепла в домах, но там воздух быстро наполняли ядовитые сернистые пары и люди погибали от удушья. Под тяжестью пепла крыши домов обваливались на укрывшихся в них обитателей. Многие гибли, не в силах покинуть ценные вещи. Во время раскопок были найдены много людей с мешками, набитыми золотом и другими драгоценностями. Во время самого извержения многие помпеянцы сидели в театре, где проходили представления или бои гладиаторов.

Взрыв был растянутым во времени, поэтому большинство жителей Помпеи успели покинуть город. В городе остались рабы, которых оставили специально беречь домашнее имущество, и граждане, упорно отказавшиеся покидать свои жилища. Пепел и камни падали на город без перерыва, так что на улицах и площадях образовывались непреодолимые топкие завалы из несколько метров высотой. Те, кто слишком поздно пытался бежать из города, увязали в этих завалах и, бомбардируемые камнями, падали мертвыми судорожно прижимая к груди свои ценности. Другие погибали в развалинах домов, которые рушились под тяжестью камней и пепла. Так погибло более 2 тысяч помпеянцев, 10% населения города.

Утро следующего дня встретило оставшихся в окрестностях людей кромешной тьмой, воздух стал горячим. Извержение Везувия полностью уничтожило Помпеи. Город скрылся под слоем пепла, толщина которого достигала 3 метров. Вместе с Помпеями погибли еще несколько окрестных городов: Геркуланум, Стабия и Октавианум.

Никто не мог предугадать размеров катастрофы. Вулканический дождь падал на город ещё 2 последующих дня. И все это время стоял глубокий мрак, лишь из жерла вулкана вырывалось красное пламя. Только 27 августа солнце начало пробиваться сквозь завесу пепла, поднимающуюся над землей. Уцелевшим предстояло ужасное зрелище. Помпея и Геркуланум совершенно исчезли под 15 метровым слоем камней и пепла, лишь кое-где выглядывали из-под него одиночные колонны и крыши более высоких зданий. Вулканический саван на 18 километров вокруг покрыл все окрестности. Ветры принесли серый пепел в Рим, даже на побережье Африки, в Сицилию и Египет.


Совсем иначе протекала катастрофа в Геркулануме. На склоне Везувия, находившегося всего в 4 километрах от городка, разверзлась трещина, подобна кровоточившей ране. Из трещины полилась густая липкая грязь, образованная морской водой, пеплом и мелкими камнями, так называемыми лапиллиями. У подножия вулкана потекла река- поток грязи высотой в 15 метров. С неудержимой силой, хотя и не очень быстро, этот поток пожирал храмы, дома, прекрасные виллы, мраморные колонны, публичные здания и стены амфитеатра. Постепенно Геркуланум исчез под 15 метровым слоем грязи, которая под жарким солнцем скоро отвердела, как камень.

В отличие от помпеянцев жители Геркуланума вовремя распознали грозящую им опасность и поняли, что перед страшным потоком грязи им остается только одно - бежать. Никто не пытался спасти свое имущество или спрятаться в подвале, поэтому, кроме нескольких несчастных, которым болезнь или старость помешали уйти, все население Геркуланума вышла из катастрофы почти без потерь.

Археологические раскопки этих городов дополняются свидетельствами римского писателя Плиния Младшего, рассказавшего в 2-х письмах к известному историку Публию Корнелию Тациту, о смерти своего дяди — ученом и префекте Мизенского флота Плинии Старшем. Когда со стороны Везувия появилось похожее по форме на пинию облако грязновато-белого цвета, Плиний Старший приказал снарядить корабли и плыть из Мизены к Помпеям, чтобы провести эвакуацию живших на побережье людей. Однако доступ к берегу был прегражден обвалом и тогда Плиний принял решение идти к Стабиям, месту отдыха богатых римлян, находившемся к юго-востоку от Помпей. Здесь Плиний Старший взял управление в свои руки: он пытался успокоить людей и начал постепенную эвакуацию, советуя не прятаться в домах от падающего с неба раскаленного пепла и кусков пемзы, а привязать полотенцами на головы подушки и уходить из города. С наступлением ночи со стороны Везувия потекла лава, повсюду начались пожары, от пепла стало трудно дышать. 25 августа вместе с землетрясением началось цунами, море отступило от берегов, а над Помпеями и окрестными городами нависла черная грозовая туча, скрывшая Мизенский мыс и остров Капри. Наступила непроглядная темнота и пепел стал падать тяжелым дождем. Бо́льшая часть населения Помпей смогла спастись, но на улицах и в домах города от ядовитых сернистых газов погибло около 2 тыс. человек. В числе жертв был и Плиний Старший.


Судьба Кампании произвела глубокое впечатление на италийское общество. Император Тит создал сенатскую комиссию для оказания помощи несчастным жертвам Везувия. Он даже лично побывал на месте, чтобы своими глазами увидеть размеры катастрофы.

Во время своего посещения император Тит приказал вывести из Помпей все, что удастся, особенно статуи богов и императоров, какие можно откопать. Срывали даже мрамор с колонн и аттиков, выступающих на поверхности. Жители прорывали туннели в свои дома, что бы извлечь самое ценное имущество.

Судьба двух погибших городов в памяти италийцев вскоре была отодвинута на второй план другой стихийной катастрофой, которая обрушалась на римлян. Там разразился огромный пожар , который поглотил половину города, а затем среди погорельцев вспыхнула устрашающая эпидемия чумы.

Прошло немного времени, и не только извержение Везувия, но даже географическое положение Помпеи и Геркуланума были забыты. Там, где под саваном пепла лежали эти города, построили новые дома, посадили деревья, разбили виноградники. Память о них сохранилась лишь среди крестьян, которые там вели хозяйство и называли это место «Цивита», то есть «Город».

В средние века никто уже не вспоминал о Помпеях и Геркулануме. Многие люди того времени на вопрос о трагической судьбе этих городов ответили бы пожатием плеч.


V

На многие века на месте, где раньше росли маслины и зеленели виноградники, простерлись унылые серые равнины застывшей лавы. Погребенные под пеплом города почти на 1700 лет исчезли из памяти людей, пока случайно, в конце XVI века, архитектор Фонтана, копая колодец около Сарно, не нашел остатки стены и обломки фресок. При прокладке труб от реки Сарно рабочие встречали на месте древнего города крепостные стены, части домов, памятники. Инженер даже нашел надпись "Помпеи", но так и не уразумел, что перед ним засыпанные городские кварталы.


Руины Помпей были случайно обнаружены еще в конце XVI века, но систематические раскопки начались только в 1748 и продолжаются до сих пор, наряду с реконструкцией и реставрацией. За это время было обнаружено, что Помпеи, находившиеся в 9,5 км от кратера Везувия и в 4,5 км от подошвы вулкана, были засыпаны слоем очень мелких кусков пемзы мощностью около 5 — 7 м и покрыты пластом вулканического пепла. Эта масса под воздействием хлынувшего дождя превратилась в жидкую грязь, впоследствии затвердевшую и образовавшую слой от 1,5 до 6 м толщиной. Другой город Геркуланум, находившийся в 7 км от кратера вулкана и примерно в 2 км от его подошвы, был засыпан слоем вулканического пепла, температура которого была настолько высока, что все деревянные предметы полностью обуглились. Дождь превратил вулканический пепел в вулканическую грязь, которая, затвердев, приобрела большую прочность. Сверху все было залито лавой. Общая высота вулканического слоя в Геркулануме достигала от 12 до 23 м в толщину.

Испанец Алькубиерре в 1748 году проверял действие водопровода Фонтаны. Во время инспекции Алькубиерре услышал от местных жителей, что здесь нередко находят в земле древние предметы. Любознательный испанец заинтересовался.

Получив от неаполитанского короля разрешение, он с помощью двенадцати каторжников, которые были переданы ему для пользы дела, приступил к земляным работам. Это и принято считать началом помпейских раскопок. Хотя затея Алькубиерре не имела никакой научной ценности.

То, чем он занялся, было попросту поиском кладов. Найденное - бронзу, мрамор, куски мозаик и настенных росписей - он увозил в Неаполь, вместо того, чтобы оставлять на месте, благодаря чему можно было бы составить представление о быте, культуре и искусстве античного города.

В дальнейшем много вреда принесли Помпеям и землекопы-грабители, которые по заказу отдельных богачей выискивали различные ценности для частных коллекций.


Два с лишним века раскопки в Помпеях производились хаотично и грабительски, если не варварски. Их целью было прежде всего собрать как можно большее количества ценностей, произведения искусства и монет. Находки попадали в музеи или же во дворцы королей и аристократов для придания им большего блеска и даже выставлялись на продажу. В таких условиях не могло быть и речи о том, чтобы научно исследовать раскопы и воссоздать полную картину материальной культуры двух римских городов, которые сохранились до нашего времени почти в таком же состоянии, в каком покинули их жители в первом веке нашей эры.

Трудно сейчас установить точные размеры вреда, который был нанесен вандализмом тех веков. Виликолепную настенную живопись вырубали из стен и переносили в Неаполитанский музей. Более того, если какая –нибудь кому либо недостаточно красивой, её разбивали на куски и выбрасывали на свалку. Раскопанные дома, после того, как они были дочиста обобраны заново засыпали землей. Когда находили какую – либо мраморную таблицу с бронзовой надписью, отдельные буквы срывали с мрамора и бросали в корзину, после чего восстановить текст было уже невозможно. Из фрагментов скульптур фабриковались сувениры для туристов, нередко с изображениями святых; и, что еще хуже, каждый, посещавший руины, мог унести с собой все, что ему заблагорассудиться.


VI

Лишь с 1868 года начались подлинно научные раскопки и восстановление города, когда во главе всех работ, проводимых в Помпеях, стал археолог Джузеппе Фиорелли. При нем прекратили добывать какие-либо экспонаты для музеев. С территории Помпеи убрали горы мусора, оставленные после тех работ, что проводились ранее. Были расчищены промежутки между домами, которые уже освободились от вулканических слоев. Пространство внутри дома, Фиорелли предложил расчищать не снизу от входа, что делалось раньше (при такой расчистке часто обваливались перекрытия), а сверху вниз. Он же стал заливать гипсом те пустоты, которые образовались от сгнивших балок.


По этим отливкам создавали новые балки - их помещали на прежнее место. Восстановленное строение таким образом не только принимало свой первоначальный вид, но и укреплялось. За 12 лет непрерывной работы, Помпеи буквально возродились из пепла. Стройно обозначились кварталы домов, пересеченные ровными улицами и переулками.

Соответственно обученные рабочие старательно просеивали землю, чтобы не потерять самой незначительной археологической памятки. Дома оставляются такими, какими их нашли в раскопе, лишь накрывают крышами, чтобы сохранить от непогоды. Настенная живопись и мозаика предохраняются стеклами, даже предметы домашнего обихода – горшки, мебель, инструменты, игрушки – оставляются там, где они найдены. Здесь многое сохранилось настолько хорошо, что проходя по этим безжизненным улицам, трудно поверить, что это всего лишь музей. Здесь все еще сохранились мозаики и росписи, которым уже более 2 000 лет, скульптуры, гладиаторские казармы и дома аристократов.

Сегодня город Помпеи в прямом смысле восстал из пепла, и является уникальным памятником истории и культуры. Благодаря Джузеппе Фиорелли и его настойчивости, погибший город был очищен от лавы и камней и объявлен государственной ценностью.

В результате извержения Везувия произошло необыкновенное, единственное в истории археологии событие. Два города в минуту, когда жизнь из них била ключом, вдруг исчезли под саваном вулканического пепла, где, словно сказочные спящие рыцари, много веком ждали своего пробуждения.

Историческая наука обязана Геркулануму и Помпеи необычайно многим. Благодаря этим городам, материальная культура Италии предстала пред нашими глазами как живая, во всей её сложной и богатой целостности, как бы остановленная движениями всемогущих чар. Никакие другие раскопки на огромной территории Римской империи не могут с ними сравниться. В обоих городах мы увидели не только храмы, дворцы, бани, амфитеатры и общественные здания почти такими, какими пользовались римские граждане, но и повседневное течение жизни рядового человека, которым так не достаточно занимается древняя историография.


При Фиорелли за определенную плату стали пускать в древний город туристов, желающих познакомиться с архитектурой, замечательным искусством и бытом помпейцев.

Давайте же и мы побродим по возращенным улицам и площадям, заглянем в жилые здания, таверны, бани, на рынок, в казарму гладиаторов. Мы сможем полюбоваться росписями двухтысячелетней давности, мозаикой, скульптурами, изделиями из бронзы и серебра.

Со стен некоторых домов на нас будут смотреть портреты их владельцев. Будьте с ними почтительны. Не забывайте - эти люди жили в первом веке! Мы увидим, как роскошь патрицианских домов будет соседствовать со скромностью маленьких каморок, в которых жила беднота.

В музее-антиквариуме перед вашими глазами предстанут гипсовые отливки горожан, нашедших свою гибель в часы катастрофы. Как же были обнаружены эти жертвы беспощадного Везувия?

В течение двух веков скелеты, по положению которых можно было судить о ходе индивидуальных трагедий, археологи собирали в музеи, не подвергая соответствующий консервации. Только в 1864 году руководитель раскопок, Фиорелли напал на счастливую мысль. На одной из улочек был обнаружен череп, остальной же скелет находился в затвердевшем вулканическом пепле. Исследования показали, что во время катастрофы смоченный дождем пепел потно облепил тело, которое со временем истлело, оставив точную свою форму.

Фиорелли наполнил отверстие жидким гипсом, а когда он затвердел, на поверхность были извлечены 4 человеческие фигуры. У них были полные, круглые формы живых людей, на лицах запечатлелись ужас и предсмертная мука.

По тем позам, в которых застыли погибшие люди, по выражению их лиц, а также по тем предметам, что лежали рядом, нетрудно представить произошедшее. Люди в паническом страхе устремляются на улицы. В тесноте и давке спасаются, конечно, не все. У кого-то нет сил, кто-то падает, сбитый с ног толпой.


Вот женщина, прижавшая ребенка к груди, рядом две девочки - они вцепились в одежду матери. Поблизости от них был обнаружен мужчина, ведший козу с колокольчиком на шее. В одном из переулков археологи нашли так много заваленных пеплом людей, что назвали его улицей Скелетов...

Подобный случай произошел и в казарме гладиаторов. Находившиеся там гладиаторы слишком поздно поняли, что дом их стал скорее западней, чем защитой. Только когда комнаты наполнились серными испарениями, а вход завалили вулканические массы, они обратились в бегство, забыв о двух своих товарищах, которые за какие-то провинности были в кандалах заключены в подвал. Но бегство оказалось запоздалым. В двух тренировочных залах, где на стенах была размешена гладиаторская амуниция, погибли почти 50 гладиаторов и одна женщина, возле которой найдено украшение.

Своеобразным символом Помпей стала гипсовая отливка цепного пса. Бедный пес забытый в общем замешательстве в прихожей одного дома, выкарабкивался на поверхность нарастающего слоя пепла, пока позволяла длина цепи. Потом он упал навзничь и погиб, скорченный предсмертной судорогой.

Во дворце «Пьяного фавна», под перекрытием портика в перистиле найдено гнездо со скелетом голубки, сидевшей на яйцах. В одном из яиц был скелетик невылупившегося птенца. Находка эта не столько ценна с археологической точки зрения, сколько волнующая и заслуживает упоминания потому, что больше, чем любая другая находка, делает наглядной поразительную судьбу города, сердце которого замерло внезапно, как остановленные на ходу часы.

Идем по Стабиевой дороге - главной артерии города. Тротуары и мостовые выложены каменными глыбами. На перекрестке над поверхностью мостовой плиты выступают. Так сделано, чтобы во время дождей было удобно переходить дорогу.

Богатые горожане в дар своему городу построили еще в 80 году до нашей эры крытый театр Одеон. Избранные зрители смотрели здесь музыкальные и мимические представления.


Театр вмещал 1500 человек. А народ попроще приходил в амфитеатр, расположенный под открытым небом. Это массивное сооружение заполнялось двенадцатью тысячами помпейцев. В глубине большой площади возвышался над всеми сооружениями самый крупный в Помпеях храм - храм Юпитера. По обе стороны от него две триумфальные арки.

Правая называется аркой Нерона. А теперь посетим дом Фавна. Его так назвали из-за бронзовой статуи танцующего Фавна (бога полей, лесов и покровителя стад), которая находится на внутреннем дворике этого огромного дома. Его владельцами были разные люди, но всегда они принадлежали к знати.

Одним из них был племянник римского императора - Публий Сулла. Дом скрывался за стеной с несколькими входами. Перед порогом главного входа выложено галькой слово: "Здравствуй".

Правильнее сказать, это не дом, а дворец, полы которого украшали цветные мозаики. На одной из них - великолепное изображение битвы Александра Македонского с персидским царем Дарием.

При доме были бассейн, баня, беседка с изящным портиком. Владелец дома имел два триклиния (осенний и зимний) - так назывались помещения, где стоял стол, окруженный с трех сторон ложами: у патрициев было принято возлежать во время еды.

Оживленнейшей частью города считался форум. Здесь проходили собрания, устраивались суды, открывались ярмарки. Отсюда мы и бросим прощальный взгляд на грозный Везувий, который сегодня спокойно и величественно курится вдалеке.


VII

Виновник трагедии, Везувий, возник из морского дна еще в доисторическую эпоху. До своего разрушительного извержения Везувий был живописной горой, величественно возвышавшейся над Неаполитанским заливом, поднявшись на 1300 м над уровнем моря. Высота вулкана в IX веке до н.э. достигала почти 3 км, но сильнейшее извержение в следующем столетии уничтожило его большую часть.





Скрыться от потока лавы и пепла удалось большинству помпеянцев



следующая страница >>